среда
24 июля 2024

Доктор денежных наук

06 июля 2024, 08:00
Просмотров: 1049
Доктор денежных наук Став математиком, он пошёл не на кафедру, а на фондовую биржу. Вскоре безумные ставки принесли учёному миллиарды. В 86 лет умер легендарный инвестор Джим Саймонс.

Действия сотрудников небольшой инвестиционной компании Monemetrics, открывшейся на Лонг-Айленде в конце 70-х, вызывали ухмылки воротил с Уолл-стрит, пишет Jewish.ru.

На фоне битв «быков» с «медведями» их действия казались странными – непонятно откуда взявшиеся новички вообще не следовали трендам рынка и принимали одно неочевидное решение за другим. Деньги это им поначалу приносило редко, но тактику они все равно не меняли. Стоя за спинами шумных трейдеров, они старательно переписывали в тетради значение котировок с большого экрана. Потом, закрыв позиции, шли в муниципальные архивы и поднимали итоги торгов двухсотлетней давности. Сделав с них копии, они направлялись в офис.

Там, зашторив окна и закатав рукава, команда приступала к работе: анализировала рыночные данные, сравнивала их с архивными, выявляла определенные закономерности и разрабатывала алгоритмические модели. Никто из них никогда не изучал финансы, но все разбирались в науке. Основатель компании Джим Саймонс собрал команду выдающихся умов и занял их анализом сотен тысяч переменных. Поиски золотой формулы добычи денег заняли много лет, но результат того стоил: на свет явился один из самых успешных хедж-фондов Renaissance Technologies.

Его флагманский фонд Medallion стал самым прибыльным в истории: секреты успеха там охраняют как государственную тайну. С момента открытия в 1988 году средняя доходность фонда составляет 66% годовых до вычета налогов. С 1993 года он открыт только для сотрудников фонда – команды математических гениев, оттачивающих на рынке свои разработки, часть которых затем используются в других фондах RenTech. «Мы не нанимаем людей после бизнес-школ. Мы не нанимаем людей с Уолл-стрит. Мы нанимаем тех, кто разбирается в науке», – говорил Саймонс, математик, вставший на путь трейдинга.

Джим родился в 1938 году в Ньютоне, штат Массачусетс, но позже перебрался с семьей в Бруклин. Его отец Мэтью был торговым представителем компании 20th Century Fox, быстро поднимавшимся по карьерной лестнице и любившим свою работу. Поддавшись уговорам тестя – Питера Кантора, он перешел управленцем в его обувную компанию, надеясь со временем стать ее совладельцем. К слову, Питер Кантор эмигрировал из России – и маленький Джимми с удовольствием слушал истории деда о далекой заснеженной стране, по которой бродят медведи да волки, а люди едят черную икру большими деревянными ложками. Долю после смерти деда отец Джима так и не получил, выдав после этого сыну совет, который тот запомнил на всю жизнь: «Делай в жизни то, что тебе нравится, а не то, что, как тебе кажется, ты должен делать».

Больше всего Джимми любил размышлять – в основном о математике. В детском саду он, взяв учебник, мог часами предаваться решению какой-нибудь задачи. В старших классах занимался математикой по индивидуальной программе, поскольку быстро изучил всю школьную. В колледже освоил программу первых курсов университета. А в 1958 году, когда ему было 20 лет, получил степень бакалавра математики в Массачусетском технологическом институте. В 1961 году Саймонс, защитив диссертацию по дифференциальной геометрии, стал доктором наук в Калифорнийском университете в Беркли – тогда он вернулся в Массачусетс и начал преподавать.

Путь виделся предельно ясным: шаг за шагом стать профессором математики, заведующим кафедрой, деканом факультета. И это навевало на Джимми тоску. Да и вопросы финансовой стабильности уже женившегося к тому моменту математика одолевали все чаще. Так он впервые оказался на фондовой бирже. Свадебный подарок от родителей жены – в виде пяти тысяч долларов – он вложил в акции. И с трудом смог их потом вернуть. Тогда Джим зарекся переступать порог биржи, пока не разгадает математической модели ее поведения.

Вскоре Саймонса пригласили в Институт оборонного анализа (IDA), занимающийся дешифровкой секретных кодов. Именно там он познакомился с принципами алгоритмизации в программировании, которые через несколько лет применил на фондовом рынке. В IDA Саймонс и другие математики занимались взломом секретных кодов, используемых в том числе СССР, а в промежутках между поручениями Министерства обороны могли погружаться в собственные исследования. Сдружившись с ведущими программистами, Саймонс начал разрабатывать алгоритмические модели для предсказания поведения фондового рынка, в которых учитывал макроскопические переменные. Вкупе с новостями рынка они, по задумке Саймонса, должны были указывать на будущие колебания котировок. Пробные испытания были далеки от совершенства, но именно они стали началом большого пути.

Впрочем, неожиданно дорога совершила крутой поворот – Саймонса уволили за публикацию с критикой войны во Вьетнаме. Потеряв доступ к новейшим компьютерам и лишившись приличного заработка, Саймонс вновь вернулся в науку. Он возглавил математическую кафедру в университете Стоуни-Брук – исследовательская работа там принесла ему славу одного из лучших геометров мира. В 1976 году Американское математическое общество присудило Джиму Саймонсу премию Освальда Веблена по геометрии. Будущее в науке было многообещающим, но спустя два года неожиданно для всех Саймонс навсегда оставил академическую работу. Все потому, что в его кармане оказался миллион.

Еще в 1974 году, одолжив деньги у отца, он вложился в компанию по производству виниловых изделий, акции которой позже были проданы с прибылью. На основе имевшихся алгоритмических наработок Саймонсу также удалось предсказать удвоение цен на сахар. Заработав свой первый миллион и поверив в стратегию алгоритмов на бирже, Саймонс уволился из университета и открыл частный инвестиционный фонд Limroy и хедж-фонд Monemetrics. Название, объединяющее слова «деньги» (money) и «эконометрика» (econometrics), указывало на математический подход к инвестированию. Через Monemetrics Саймонс делал мелкие ставки на собственные деньги, проверял свою стратегию, а в случае успеха проводил аналогичные операции в Limroy, привлекая средства сторонних инвесторов. Сотрудников он набирал из числа бывших коллег-математиков, физиков, криптологов, программистов и даже студентов. Вместе с ними он анализировал тонны информации о колебаниях рынков в прошлом – и на основе найденных закономерностей разрабатывал эконометрические и математические модели.

На первых порах Саймонс потерпел череду неудач. Он нес огромные убытки, расставался с сотрудниками, не верящими в мощь математики на фондовом рынке, и приглашал новых специалистов, вместе с которыми планомерно продвигался к цели – созданию алгоритма, обеспечившего бы успех инвестиций. По мере развития компьютерных технологий это становилось все более реальным. Машины позволяли занять огромное число биржевых позиций – и так подвели Саймонса к количественному инвестированию. Разработанные командой Саймонса математические модели позволяли получать маленькие прибыли на каждой позиции – и таких позиций были тысячи.

«Мы правы в 50,75% случаев… Но мы стопроцентно правы в этих 50,75% случаев. Таким образом, можно заработать миллиарды», – объяснял Саймонс инвесторам, запуская в 1988 году фонд Medallion, основанный как раз на количественном инвестировании. Новый фонд вошел в структуру Monemetrics, к тому времени уже носившей название Renaissance Technologies. Вскоре Джим Саймонс обогнал по доходности таких именитых финансистов, как Джордж Сорос, Стивен Коэн, Питер Линч, Уоррен Баффетт и Рэй Далио.

Число желающих передать активы под управление его фонда росло настолько стремительно, что объемы сделок грозили начать влиять на рынки. Поэтому Саймонс и закрыл двери для новых инвесторов. Ну, а состояние тех, кто все же успел вложить туда несколько сотен долларов, сегодня исчисляется десятками миллионов. Все интервью с Саймонсом при этом проходили примерно так:

– Что вы можете сказать о торговой стратегии фонда Medallion?
– Немного.
– Сколько различных стратегий вы используете?
– Много.

В 2010 году Джим Саймонс ушел с поста председателя Renaissance Technologies, поставив на свое место двух программистов. Но он оставался в совете директоров хедж-фонда и, конечно, продолжал получать проценты от доходов. И все чаще вкладывать их в благотворительность, которая вскоре исчислялась миллиардами долларов. Так, только в прошлом году Джим Саймонс пожертвовал 500 миллионов долларов университету Стони-Брук – на эти деньги там будет построен центр вычислительной математики и статистики. И он будет носить имя Саймонса. «Я благодарен за возможность отдать должное Стони-Брук, – сказал Саймонс, объявляя о пожертвовании. – Я верю, что математика – это фундаментальный язык науки, обладающий силой для решения многих актуальных проблем мира».

Легендарный инвестор, построивший «беспощадную машину для зарабатывания денег», скончался 10 мая. Его состояние оценивалось в 31,4 миллиарда долларов.

 

Алексей Викторов

Читают также:

Вопрос / Ответ




Опросы

Основной источник информации для Вас?

Новости
Политика
Экономика
Культура
Жизнь
© Газета «Спектр», 2014. Все права защищены.
Перепечатка с сайта для печатных изданий разрешается при условии ссылки на сайт, для интернет-ресурсов — при условии активной гиперссылки www.spectr.com.kz
Ответственность за содержание и достоверность рекламных материалов несут рекламодатели.
На сайте могут использоваться фото и видеоматериалы из открытых источников.
Наши вакансии
Адрес: 071400, Казахстан, область Абай, г. Семей, ул. Шугаева, 30
Тел.: 8 (7222) 56-15-87
Тел.-факс: 8 (7222) 52-00-86, 8 (7222) 52-13-14