суббота
2 марта 2024

Да будет платье!

27 января 2024, 08:00
Просмотров: 1729
Да будет платье! К 37 годам заработала миллион долларов.

Она создала маленькое чёрное платье одновременно с Коко Шанель – и прославилась ничуть не меньше. Сегодня за вещи от Нетти Розенштейн богачи выкладывают миллионы, пишет jewish.ru.

Мисс Рози – так называли дизайнера Нетти Розенштейн, американскую создательницу «маленького черного платья»: она сделала его популярным в США примерно в то же время, что и Коко Шанель во Франции. Возможно, Нетти возвела нарочито простое, но стильное коктейльное платье в культ даже раньше Коко – она продавала такие модели уже в 1921 году, тогда как Шанель представила свой вариант в 1926-м.

За украшениями Розенштейн сегодня гоняются коллекционеры

«Имя розы» было также и в девичьей фамилии Розенскранц, под которой Нетти родилась в 1890 году в Австрии. Там она провела лишь младенческие годы: вскоре ее родители переехали в США в поисках лучшей жизни. Они обосновались в Нью-Йорке и от безденежья поселились в Гарлеме – в то время криминальном и бедном районе.

Родители девочки открыли галантерейный магазин, а потому пестрые лоскутки ткани и нитки окружали ее с детства и увлекали гораздо больше, чем игрушки. Нетти очень рано научилась шить – уже в 11 лет она занималась мелким ремонтом одежды и хорошо разбиралась в тканях. Иногда Нетти даже подменяла родителей в магазине. Постоянные покупатели ничуть не удивлялись, когда видели девочку за прилавком, и вполне доверяли ее советам.

Вскоре Нетти начала работать в шляпном салоне «Мадам Полин», который держала ее старшая сестра Полина. Там девушки внедрили метод сопутствующих продаж – задолго до того, как он стал мейнстримом и вошел в учебники по маркетингу. Когда очередная клиентка подбирала шляпку, ей расписывали, как чудесно этот головной убор будет смотреться с новым платьем. В итоге посетительницы заказывали и одежду, которую шила Нетти по индивидуальным меркам. К слову, точная подгонка по фигуре всегда была ее фирменным штрихом – и в юности, когда у нее даже не было собственного магазина, и на пике славы.

Платья Розенштейн идеально сидели на разных фигурах

В 1913 году Нетти вышла замуж за Сола Розенштейна, который торговал женским нижним бельем. Она мечтала о своем магазине, а пока брала заказы и шила на дому. Вскоре их стало так много, что пришлось нанимать помощниц. Но оставаться в бедном Гарлеме Нетти не хотела – ее целью был Манхеттен. Воплотить мечту помог оптовый заказ от одного из фешенебельных универмагов, и в 1921-м в центре Нью-Йорка открылся магазин-ателье Нетти Розенштейн. Прямо при магазине располагался швейный цех, где работало около 50 портних.

Любопытно, что в то время Нетти считалась в Нью-Йорке законодательницей французской моды, хотя она никогда не выдавала свои платья за произведения европейских модельеров. Наоборот – ее имя, ставшее брендом, сопровождало каждый наряд. Стоили они сотни долларов – дороже, чем у всех остальных нью-йоркских дизайнеров одежды. Дело в том, что Нетти шила только из самых дорогих и качественных тканей, которые поставляли ей из Европы. Дизайн каждого платья разрабатывался долго и тщательно: сначала она рисовала эскиз, потом воплощала его в жизнь с помощью манекена. Если предварительный результат устраивал, то начиналась долгая подгонка под пять основных размеров.

Но даже при том, что стоимость одного платья от Нетти Розенштейн превышала месячную зарплату среднестатистической американской продавщицы или секретарши, их носили и небогатые американки. А секрет был прост: появилось множество подделок – более низкого качества, но зато по доступным ценам. Нетти ничего не могла с этим поделать, да и особенного ущерба ее бизнесу они не наносили, поскольку предназначались совсем другой целевой аудитории.

Во второй половине 1920-х Нетти и ее муж удачно заработали на фондовой бирже. Сол оставил торговлю женским бельем, а Нетти закрыла ателье. Но через два года она пожалела о своем решении и устроилась к производителю готовой одежды Corbeau & Cie, а еще через два года, в 1931-м, вновь открыла свое дело. Ее партнерами стали бывший начальник из C&C Чарльз Гумпрехт и Ева Розенскранц. От согласия последней зависело, состоится ли перезапуск бизнеса вообще – Нетти заявила, что без Евы она не возьмется за дело.

Ева, в то время носившая фамилию Грин, устроилась на работу к Нетти еще в 1916-м – даже до открытия ателье. Вскоре модельер назвала девушку своей самой талантливой сотрудницей. Заметил ее и брат Нетти Элвин Розенскранц, и вскоре Ева стала его женой. Теперь она была уже не просто сотрудницей Нетти, но ее родственницей, а также близкой подругой. Вместе они проработали более 30 лет.

«Нетти сказала мне: “Я хочу вернуться в бизнес, но без тебя не буду этого делать, поскольку не готова брать на себя дизайн полностью”, – вспоминала Ева. – В итоге у меня была своя дизайнерская мастерская, у нее – своя». Кроме того, Еве принадлежало 30% акций возрожденного бренда.

Несмотря на Великую депрессию, перезапуск оказался успешным. К 1937 году компания заработала миллион долларов, а ее модели получали одну престижную награду за другой. В 1940-м The New Yorker опубликовал обзор, где отмечалось влияние марки на американскую моду в целом: «Одежда Розенштейн стоит дороже, чем большинство женщин могут себе позволить заплатить, но ее настолько широко копируют дизайнеры более низкого ценового сегмента, что она в определенном смысле вошла в гардероб каждой среднестатистической американки».

Розенштейн сильно повлияла на моду в США

 

Однако в 1942-м Нетти снова решила закрыться. Причиной стала Вторая мировая. Ткани для платьев ввозились в США из Европы, а война нарушила поставки. Идти на компромисс с качеством модельер не хотела и предпочла уйти. Впрочем, ненадолго – после войны, когда поставки тканей возобновились, компания вернулась на рынок, а Нетти – в бизнес. Правда, она взяла на себя только деловую часть, а дизайном почти перестала заниматься, передав его Еве.

Магазины Нетти Розенштейн снова начали открываться по всей Америке, но в каждом городе был только один ее салон. Это был сознательный ход, работавший на репутацию марки и подчеркивавший эксклюзивность. Неудивительно, ведь в этих платьях ходили голливудские киноактрисы и жены президентов, включая Мэйми Эйзенхауэр и Жаклин Кеннеди.

Самую талантливую сотрудницу Розенштейн сделала партнером по бизнесу

Широко известны два инаугурационных платья Мэйми Эйзенхауэр. Авторство моделей ошибочно приписывают Нетти, но на самом деле их создала Ева Розенскранц. Мэйми стала почитательницей бренда гораздо раньше, чем ее муж Дуайт Эйзенхауэр – президентом США. И когда его избрали на первый срок, первая леди обратилась с заказом в салон любимого бренда. «Она хотела, чтобы мы сшили ей наряд, – вспоминает Ева Розенскранц. – Платье для первой инаугурации было розовым. А когда Эйзенхауэр стал президентом во второй раз, мы придумали для нее желтое платье. Когда наряды выставили в Смитсоновском институте, нас пригласили в Белый дом на чаепитие с президентской четой».

Отойдя от дизайна одежды, Нетти увлеклась созданием духов и бижутерии. Разрабатывать украшения и аксессуары она начала еще в 1940-е. Изделия, хоть и назывались бижутерией, по художественной ценности и стоимости были ближе к ювелирным украшениям. Они делались из серебра, нередко с позолотой, при этом каждое изготавливалось вручную с тончайшей проработкой деталей – эти аксессуары можно разглядывать часами.

Одно из единственных фото застенчивой Нетти Розенштейн

В 1961 году дизайнер и вовсе решила закрыть направление одежды – теперь под брендом Нетти Розенштейн выпускались только парфюмерия и аксессуары. Сама она сосредоточилась на разработке бижутерии, а управление делами 71-летняя Нетти передала своему давнему другу и бизнес-партнеру Солу Кляйну. Так продолжалось до 1975 года, когда 85-летняя Розенштейн окончательно закрыла бизнес. Через пять лет она скончалась после продолжительной болезни.

Сегодня стоимость ее аксессуаров выросла в разы – коллекционеры готовы выложить за них не одну сотню долларов. Но поскольку украшения стали редкостью и высоко ценятся, на аукционы их выставляют не так часто. Наряды от Нетти можно увидеть на многочисленных фотографиях из модных журналов прошлых лет, а вот ее собственных фото почти не сохранилось. При всей своей известности модельер отличалась скромностью, даже стеснительностью, и предпочитала не попадать в объектив. Широко известна только одна ее фотография, сделанная в 1940-е годы: Нетти с карандашом в руках задумчиво разглядывает картинку из книги, где изображены платья прошлых эпох. Возможно, в момент, запечатленный фотографом, она создавала свой очередной шедевр.

Анастасия Морева

Читают также:

Вопрос / Ответ




Опросы

Основной источник информации для Вас?

Новости
Политика
Экономика
Культура
Жизнь
© Газета «Спектр», 2014. Все права защищены.
Перепечатка с сайта для печатных изданий разрешается при условии ссылки на сайт, для интернет-ресурсов — при условии активной гиперссылки www.spectr.com.kz
Ответственность за содержание и достоверность рекламных материалов несут рекламодатели.
На сайте могут использоваться фото и видеоматериалы из открытых источников.
Наши вакансии
Адрес: 071400, Казахстан, область Абай, г. Семей, ул. Шугаева, 30
Тел.: 8 (7222) 56-15-87
Тел.-факс: 8 (7222) 52-00-86, 8 (7222) 52-13-14