пятница
1 марта 2024

Генри Киссинджер. Как еврейский беженец из Германии определял стратегию холодной войны и внешнюю политику США?

02 декабря 2023, 08:15
Просмотров: 633
Генри Киссинджер. Как еврейский беженец из Германии определял стратегию холодной войны и внешнюю политику США? 30 ноября на 101-м году ушел из жизни бывший советник по национальной безопасности и государственный секретарь США Генри Альфред Киссинджер.

Разведчик, доктор политических наук, дипломат, признанный патриарх международных отношений, плейбой и человек, задавший вектор внешней политики США в период холодной войны. Государственный деятель, которому Соединенные Штаты обязаны политикой разрядки в отношениях с СССР, восстановлением отношений с Китаем, концепцией ядерного сдерживания и окончанием Вьетнамской войны. «Лента.ру» вспоминает, как еврейский юноша из Баварии сделал блестящую карьеру за океаном, завоевал сердца американских элит и на десятилетия вперед определил внешнеполитический курс США.

В 1944 году молодой сержант Генри Киссинджер в составе Корпуса контрразведки Вооруженных сил США оказался в Германии. На своей родине, которую шесть лет назад 15-летним юношей он был вынужден покинуть, опасаясь преследований нацистов. Тогда вместе с семьей Генри эмигрировал в Соединенные Штаты, а сейчас — уже руководил отрядом, занимавшимся поиском нацистов, скрывавшихся среди гражданского населения, сначала в Крефельде, а затем в Ганновере и Бенсхайме. 

Его знания немецкой культуры и языка оказались особенно ценными для союзников. Избегая репрессий и давления на местное население, он сумел склонить многих немцев к сотрудничеству, сыграв важную роль в захвате и аресте нацистских чиновников. Часть из них впоследствии предстала перед правосудием на Нюрнбергском процессе. А сам Генри Киссинджер позднее был удостоен Бронзовой звезды — награды, присуждаемой американским военным за особые достижения на службе. 

Уже в 1945 году 21-летний офицер сможет навестить свой родной город Фюрт в Баварии в поисках выживших родственников и друзей. Однако из всех людей, которых он знал с детства, в живых остался только один его друг-одноклассник. Генри Киссинджер вернулся в Соединенные Штаты с тяжелым сердцем, но более преданным США, чем когда-либо, поскольку эта страна в трудной ситуации предложила его семье свободу и безопасность.

- Во-первых, я американец, во-вторых — госсекретарь США, и только в-третьих — еврей, - Генри Киссинджер, государственный секретарь США.

Впереди — Белый дом

После официального увольнения из Вооруженных сил США в 1947 году Генри Киссинджер делает свои первые шаги на пути к большой политике: поступает в престижный Гарвардский университет, где становится одним из лучших студентов, и получает в 1950 году степень бакалавра политических наук, в 1952-м — степень магистра, а в 1954-м — степень доктора наук.

В альма-матер молодой ученый знакомится с новым патроном, известным своим пламенным антисоветским пылом, — профессором Уильямом Янделлом Эллиоттом, который в свое время был советником Франклина Рузвельта и еще нескольких президентов.

Генри Киссинджер — получивший образование в стенах Гарвардского университета, за пределами основных центров изучения мировой политики в Йеле и Чикаго — не нес на себе отпечатка конкретной теории международных отношений. Изначально его интересовали не структуры или системы, а история идей, а также роль личности в управлении и смягчение угроз в мировой политике

Вместе они запускают на базе Гарвардского университета ежегодный международный семинар — летнюю конференцию, на которой можно было обсудить глобальные внешнеполитические инициативы и стратегии в соответствии с моральным лидерством и принципами демократии. Так, Генри Киссинджер утверждал, что США необходимо лучше транслировать свою идеологию.

Новая интеллектуальная площадка, призванная объединить молодых ученых, специалистов и политиков и усилить влияние демократических ценностей, привлекла внимание не только представителей элит, но и Центрального разведывательного управления (ЦРУ), которое поддержало площадку и в течение десятилетия спонсировало ее растущий бюджет. Генри Киссинджер вел конференцию каждое лето с 1951 до 1965 года, а также в 1967 году, и являлся ее директором с 1951 до 1971 года.

- Капиталистическое общество, или, что для меня более интересно, свободное общество, является более революционным явлением, чем социализм XIX века, - Генри Киссинджер, директор по иностранным делам и исследованиям ядерного оружия в Совете по международным отношениям.

Незадолго до окончания обучения в аспирантуре Совет по психологической стратегии, занимавшийся разработкой пропагандистских программ для продвижения демократии и ослабления веры международного сообщества в коммунизм, неоднократно обращался к Генри Киссинджеру за консультациями. В 1955 году он становится консультантом уже Оперативного координационного совета и директором по иностранным делам и исследованиям ядерного оружия в Совете по международным отношениям

.Но настоящая популярность пришла к Генри Киссинджеру в 1957 году, когда была опубликована его первая книга «Ядерное оружие и внешняя политика», вскоре ставшая бестселлером. Хотя эта работа и отражала мнения многих военных исследователей того периода, она привлекла к автору внимание видных американских политиков и военных чиновников.

В исследовании Генри Киссинджер обратил внимание на несовершенство атомной дипломатии США, указав, что американская ядерная стратегия не могла оказать сдерживающее влияние на СССР, так как гарантировала лишь экстремальный ответ в виде взаимного уничтожения в ядерном апокалипсисе

Противники США на мировой арене могли быть практически уверены, что при таких условиях атомное оружие никогда не будет использовано, а это привело бы к более смелому экспансионизму со стороны СССР.

Именно поэтому молодой ученый предложил использовать ядерное оружие меньшей мощности, способное наносить высокоэффективные удары по относительно небольшим географическим районам и нивелировать значительное численное превосходство военных подразделений Организации Варшавского договора на европейском театре. Так, в противовес стратегии массированного возмездия в 1960-е годы в США появилась «концепция гибкого реагирования», предусматривающая дозированное применение силы в ответ на агрессию.

- Обычные люди думают, что можно придерживаться морали в отношениях между государствами так же, как в отношениях между людьми. Это не всегда так — иногда правители должны выбирать из двух зол меньшее, - Генри Киссинджер, директор по иностранным делам и исследованиям ядерного оружия в Совете по международным отношениям.

Один из профессоров Генри Киссинджера в Гарвардском университете, Сэм Бир, позднее вспоминал, что тот «интуитивно понимал важность идей в мировых делах». И это так: будучи исследователем истории европейской дипломатии, а также представителем политического реализма в теории международных отношений, Генри Киссинджер полагал, что США следует отказаться от стремления к мировой гегемонии и проводить политику баланса сил и взаимного сдерживания, как во времена Венской системы международных отношений.

Исследования Генри Киссинджера — это интеллектуальное продолжение классической традиции политического реализма. Ученый считал, что в мире принципиально ничего не изменилось со времен Фукидида и Никколо Макиавелли: военные и экономические возможности государства определяют его внешнюю политику, а международные институты второстепенны и неустойчивы. При этом любое государство стремится обеспечить безопасность и выжить в этом агрессивном мире.

Зарекомендовав себя в научном экспертном сообществе, Генри Киссинджер параллельно начал работу и как политический консультант еще в 1950-е годы. И даже несмотря на то, что политически и идеологически он был близок к республиканцам, его также приглашали консультировать высокопоставленных членов Демократической партии США.

Свою политическую карьеру Генри Киссинджер начинал как правая рука республиканца, губернатора Нью-Йорка Нельсона Рокфеллера, одновременно консультируя Дуайта Эйзенхауэра, Джона Кеннеди и Линдона Джонсона.

 

Война за влияние

Прямое участие в политике началось для ученого в 1969 году с приходом к власти 37-го президента Соединенных Штатов Ричарда Никсона, при котором он был назначен руководителем Совета национальной безопасности. Этот пост Генри Киссинджер занимал шесть лет, а с сентября 1973 года параллельно начал работать государственным секретарем.

Это был первый и единственный случай в истории США, когда один человек одновременно совместил две эти должности.

Когда Ричард Никсон стал у руля, США уже четыре года участвовали во Вьетнамской войне на стороне Южного Вьетнама, сопротивлявшегося коммунистическому правительству Северного Вьетнама. Основным же предвыборным обещанием политика было достижение «почетного мира».

Получив должность советника по национальной безопасности, Генри Киссинджер при содействии президента централизовал управление внешней политикой США: усложнил структуру Совета национальной безопасности, создал ряд комитетов, которые подчинялись ему. При этом сам Совет национальной безопасности получил еще больше полномочий, вытеснив Государственный департамент, которому Ричард Никсон не доверял. Генри Киссинджер руководил как дипломатией, так и имел влияние в Вооруженных силах США.

Все эти полномочия были необходимы Генри Киссинджеру для приведения в жизнь плана выхода США из конфликта без потери лица. Но простой вывод войск поставил бы под удар авторитет и репутацию супердержавы, создав впечатление, что она «уносит ноги».

Как утверждал сам Генри Киссинджер, такой подход мог спровоцировать «эффект домино», поощрив советские и мусульманские страны в их военных операциях по всеми миру.

Для разрешения конфликта и получения более выгодных переговорных позиций США избрали стратегию под названием «доктрина безумца»: Ричард Никсон и Генри Киссинджер попытались убедить зарубежных противников в том, что у власти в стране находится непредсказуемый лидер, способный в любой момент на неадекватное применение силы, вплоть до использования ядерного оружия.

США при этом настаивали на том, чтобы коммунистический Северный Вьетнам признал правительство Южного Вьетнама и пришел к соглашению, которое сохранило бы страну разделенной на две части.

В марте 1969 года США в рамках карательной акции начали секретную кампанию бомбардировок соседней нейтральной Камбоджи, которая была плацдармом для вьетконговцев. Кампания унесла жизни около 100 тысяч мирных жителей, ускорила подъем Пол Пота и его Красных кхмеров и безвозвратно опустошила большие участки сельской местности.

Всего во время Вьетнамской войны погибло от 2,5 до 3 миллионов вьетнамцев и 58 тысяч американцев.

Тем не менее выбранная тактика не принесла необходимого эффекта, и США не смогли вынудить Северный Вьетнам смягчить переговорную позицию, согласившись на американские условия разделения страны. Тогда Генри Киссинджер обратил свой взор на Советский Союз — основного противника Соединенных Штатов на мировой арене.

Государственный секретарь США Генри Киссинджер с премьер-министром Китая Чжоу Эньлаем во время государственного банкета в Большом зале народных собраний в Пекине, 10 ноября 1973 года

Фото: Bettmann / Getty Images

 

 

Глобальная разрядка

Ричард Никсон и Генри Киссинджер считали, что усадить побеждающий Северный Вьетнам за стол переговоров могло только давление Советского Союза. Соединенные Штаты инициировали ряд тайных мероприятий, которые должны были убедить СССР в том, что США настолько не желают идти на уступки вьетконговцам, что готовятся к ядерной войне.

В 1969 году США резко увеличили число разведывательных полетов вокруг Советского Союза, привели стратегическую авиацию в состояние максимально возможной боеготовности и рассредоточили носители ядерного оружия. Операция «Гигантское копье» должна была напугать советское руководство и принудить его ограничить поддержку Северного Вьетнама

Одновременно Генри Киссинджер начал активную работу по дипломатическим каналам и наладил контакт с послом СССР в США Анатолием Добрыниным, которому внушал, что Ричард Никсон — несдержанный президент, он «обострит войну», если Советский Союз «не добьется урегулирования».

Дипломаты созванивались почти каждый день без посредников и переводчиков. В итоге им удалось организовать тайную встречу 21 февраля 1970 года в Париже с членом политического бюро Коммунистической партии Вьетнама Ле Дык Тхо. Первые переговоры не увенчались успехом, заставив США и дальше давить на Северный Вьетнам при помощи бомбардировок и искать иные пути выхода из кризиса.

- Я отказываюсь верить, что у такой маленькой державы четвертого сорта, как Северный Вьетнам, нет предела прочности, - Генри Киссинджер, государственный секретарь США.

Таким косвенным путем стала политика разрядки. Дело в том, что советское руководство не восприняло достаточно серьезно эскалационный блеф Ричарда Никсона. Попытка «связывания» — предоставление СССР уступок в ядерной и экономической областях в обмен на сдерживание коммунистических революций в странах третьего мира — провалилась. При этом в личной беседе Анатолий Добрынин сказал Генри Киссинджеру, что Советский Союз хочет улучшения отношений с Соединенными Штатами независимо от войны во Вьетнаме. Результатом переговоров дипломатов стало открытие тайного канала связи между странами.

Вместо тактики ядерных угроз в отношении СССР была выбрана тактика разрядки напряжения за счет подписания в 1972 году Временного соглашения о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений и Договора об ограничении систем противоракетной оборон. Одновременно США начали восстанавливать отношения с коммунистическим руководством Китайской Народной Республики.

По словам заместителя директора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ и эксперта клуба «Валдай» Дмитрия Суслова, именно в этой ситуации нашел отражение политический реализм Генри Киссинджера. Несмотря на то что сближение с Китаем противоречило ценностям яростно антикоммунистической администрации Ричарда Никсона, оно соответствовало национальным интересам США.

- Восстановление отношений с Китаем действительно стало огромным вкладом для преодоления и минимизации последствий поражения во Вьетнамской войне и вкладом в будущую победу США в холодной войне, - Дмитрий Суслов, директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ и эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай».

Логика действий заключалась в том, чтобы обеспечить США преимущества за счет улучшения отношений с СССР и Китаем на фоне ухудшения связей между этими коммунистическими странами. Предпринятые шаги привели к появлению стратегического треугольника, в котором Соединенные Штаты оказались в наиболее выгодном положении, заставив два коммунистических режима забыть об объединяющей их идеологии.

Политолог Станислав Бышок в разговоре с «Лентой.ру» отметил, что предложенный Генри Киссинджером план «открыться Китаю» глубже вбил клин, уже существовавший между китайским и советским руководством. Так, теоретик и практик реализма вместо одного принципиального противника в лице западного блока создал для СССР другого сильного оппонента в лице Китая.

- Это был абсолютно дипломатический ход, но он заставил некомфортно чувствовать себя советское руководство, которое увидело, что США без единого выстрела фактически нашли себе неожиданного партнера в противостоянии Советскому Союзу, - Станислав Бышок, кандидат политических наук, сотрудник факультета политологии МГУ им. М.В. Ломоносова.

США фактически создавали для себя более безопасный мир, где проигрыш во Вьетнамской войне и вывод войск с последующим падением правительства Южного Вьетнама не имел возможных масштабных последствий для престижа США на мировой арене.

Наблюдая за восстановлением отношений США с СССР и Китаем, правительство Северного Вьетнама охотнее пошло на переговоры с американской стороной. 27 января 1973 года Генри Киссинджер и Ле Дык Тхо наконец-то подписали Парижское мирное соглашение.

США не добились никаких уступок от Северного Вьетнама, обязались вывести из страны войска и признали на юге два правительства. Но на следующий день после подписания соглашений Генри Киссинджер сказал советнику по внутренним делам Джону Эрлихману: «Думаю, им [властям Южного Вьетнама] повезет, если они продержатся полтора года». Ошибся он всего на полтора месяца: Южный Вьетнам пал перед коммунистами в 1975 году.

В 1973 году Генри Киссинджер вместе Ле Дык Тхо был награжден Нобелевской премией мира за вклад, внесенный в завершение Вьетнамской войны.

Вскоре Генри Киссинджер стал популярен в США и за пределами страны. Занимать должность государственного секретаря он продолжил даже после ухода с должности президента Ричарда Никсона, оставаясь на своем посту вплоть до 1977 года, уже при Джеральде Форде.

 

Президент США Джеральд Форд (слева) беседует с государственным секретарем Генри Киссинджером в вагоне-ресторане по пути из аэропорта, Владивосток, СССР, 23 ноября 1974 года

Фото: David Hume Kennerly / White House / CNP / Getty Images

 

Последнее слово патриарха

Покончив с государственной службой, Генри Киссинджер не потерял доступа в коридоры власти. Признание его заслуг и опыта в истеблишменте продолжало расти. К нему за советом обращались не только американские президенты, но и лидеры других стран. После ухода с официальных постов он создал консалтинговую компанию Kissinger Associates для политиков и бизнесменов и стал международным консультантом, писателем и лектором.

И даже в свои 100 лет Генри Киссинджер проявлял подлинное интеллектуальное любопытство, продолжая участвовать в международных мероприятиях и комментировать наиболее значимые события мировой политики

По прошествии лет, несмотря на безусловный вклад в стратегию внешней политики США, решения патриарха международной политики многим кажутся неоднозначными. Одни называют Генри Киссинджера самым эффективным государственным секретарем за последние полвека, другие — требуют расследования его действий и даже ареста. Правозащитники, писатели и публицисты обвиняют дипломата в преступлениях против человечности.

Так, журналист Кристофер Хитченс в книге «Суд над Генри Киссинджером» обвинил дипломата в руководстве бомбардировками Камбоджи, в разработке и приведении в действие плана по похищению и убийству главнокомандующего Вооруженных сил Чили Рене Шнайдера в рамках кампании по преследованию и уничтожению политической оппозиции в странах Южной Америки, а также в потворстве геноциду пакистанскими властями бенгальского населения Восточного Пакистана и истреблении Индонезией жителей Восточного Тимора во время оккупации в 1975 году. Его обвиняют и в том, что вместе с ЦРУ он участвовал в кровавом перевороте генерала Аугусто Пиночета против избранного социалистического президента Чили Сальвадора Альенде в 1973 году.

Наряду с этим пересматривается и роль Генри Киссинджера как великого тактика и стратега. Его прозорливость иногда объясняют мастерским управлением собственной славой, созданием ареола загадочности и превращением дипломатии в спектакль. По словам профессора международной истории в Sciences Po Марио Дель Перо, Генри Киссинджеру не подходит ни статус военного преступника, ни статус мыслителя, поскольку он — лишь продукт эпохи определенного периода американской дипломатии.

- Архивные записи показывают, что Генри Киссинджер часто был упрощенцем, двуличным и даже неосведомленным во время своего пребывания на посту советника по национальной безопасности и государственного секретаря, - Марио Дель Перо, профессор истории в Институте политических исследований (Париж).

Политолог Станислав Бышок, напротив, отмечает, что, хотя Генри Киссинджер и был великим американским дипломатом внутри контекста противостояния США с СССР, он является и одним из принципиальных архитекторов второй половины холодной войны.

По мнению же эксперта международного дискуссионного клуба «Валдай» Дмитрия Суслова, на сегодняшний день миру не хватает титанов масштаба Генри Киссинджера. В США остаются представители школы реализма, но их очень мало среди лиц, принимающих решения, считает он.

Поколение, пережившее ужасы Второй мировой, подошло к холодной войне, в первую очередь стремясь предотвратить новый мировой конфликт. И Генри Киссинджер — один из последних его представителей.

Тем не менее правы и те, кто называет его человеком конкретной эпохи, которому непросто заглянуть за горизонт холодной войны и представить себе иную цель США, кроме стремления к мировому господству. В последние десятилетия он редко бросал вызов официальной позиции американских властей, не говоря уже о том, чтобы давать неудобные оценки, характерные для поздней карьеры Джорджа Кеннана, предостерегавшего президента Билла Клинтона от расширения НАТО после распада Советского Союза. Хотя Генри Киссинджер и критиковал интервенции США, вряд ли найдется какая-либо военная авантюра — от Панамы до Ирака, — которая не встретила бы его одобрения.

Ученые, журналисты и дипломаты, впрочем, еще долго будут спорить о наследии Генри Киссинджера. Бесспорно другое: мир как никогда нуждается в государственных деятелях, которые способны не только предвидеть, но и грамотно реагировать на меняющуюся ситуацию в поисках нового и более стабильного мирового порядка.

- Государство — это хрупкая организация, и государственный деятель не имеет морального права рисковать ее выживанием из-за этической сдержанности, - Генри Киссинджер, бывший государственный секретарь США.

Известный политик ушел из жизни в своем доме в Коннектикуте в окружении семьи. О случившемся, не уточняя причин, официально заявила его консалтинговая фирма, выразив соболезнование вдове политика Нэнси (урожденная Магиннес), с которой он сочетался браком в 1974 году, его детям и внукам.

Анжелика Бережная

 

ФОТО: yablor.ru

Читают также:

Вопрос / Ответ




Опросы

Основной источник информации для Вас?

Новости
Политика
Экономика
Культура
Жизнь
© Газета «Спектр», 2014. Все права защищены.
Перепечатка с сайта для печатных изданий разрешается при условии ссылки на сайт, для интернет-ресурсов — при условии активной гиперссылки www.spectr.com.kz
Ответственность за содержание и достоверность рекламных материалов несут рекламодатели.
На сайте могут использоваться фото и видеоматериалы из открытых источников.
Наши вакансии
Адрес: 071400, Казахстан, область Абай, г. Семей, ул. Шугаева, 30
Тел.: 8 (7222) 56-15-87
Тел.-факс: 8 (7222) 52-00-86, 8 (7222) 52-13-14