пятница
19 июля 2024

За кого боролись, на того и напоролись – интервью с Лейлой Храпуновой о конфискованных в Алматы квартирах

23 сентября 2023, 08:00
Просмотров: 414
За кого боролись, на того и напоролись – интервью с Лейлой Храпуновой о конфискованных в Алматы квартирах В Алматы продолжается судебное разбирательство по делу конфискованных в коттеджном городке «Эдельвейс» активах семьи экс-акима мегаполиса Виктора Храпунова, которые оказались в руках силовиков по заниженным ценам.

И пока в суде выясняют, кто прав и кто виноват, супруга бывшего градоначальника Лейла Храпунова рассказала корреспонденту Orda.kz, кому на самом деле принадлежит недвижимость и кто стоял за её изъятием. 

8 октября 2018 года в специализированном межрайонном суде по уголовным делам Алматы огласили приговор в отношении четы Храпуновых. Супругов обвинили в хищении госимущества, мошенничестве, злоупотреблении должностными полномочиями, получении взяток и легализации похищенного имущества, совершённых в составе ОПГ. Причинённый государству ущерб, по данным следствия, превысил 250 млн долларов (80 млрд тенге по курсу 2018 года – Прим. ред.).

Главе семейства назначили наказание в виде 17 лет лишения свободы, его также лишили всех госнаград и орденов. Лейлу Храпунову приговорили к 14 годам заключения. У супружеской пары также изъяли по всему Казахстану бизнес, землю, квартиру, деньги со счетов и парковочные места. Правда, приговор вынесли заочно, так как семья задолго до суда выехала за рубеж и живёт там по сей день.

При этом в 2021 году чета Храпуновых официально получила политическое убежище в Швейцарии.

Интервью с Лейлой Храпуновой началось с вопросов, кому именно достался конфискат и кто на самом деле им владел?

Лейла Храпунова обратила внимание, что активы в коттеджном городке  «Эдельвейс» – это не самый лакомый кусок, за который ведётся борьба.

Для начала собеседница пояснила, что с подачи суда, на который даже не пустили журналистов, а также генеральной прокуратуры некоторые нюансы в их деле не просто так имеют гриф «секретно», а всё конфискованное ассоциируют с имуществом её супруга Виктора Храпунова.

  – Это абсолютная ложь, обвинения сфабрикованы, и я расскажу, почему. До 2007 года (время отъезда семьи на ПМЖ в Швейцарию – Прим. ред.) не было никаких проблем с активами. Но уже в 2011 году особая следственная группа, которую создали для уголовного преследования семьи Храпунова, заявила о якобы «отмытых» из бюджета $5 млрд, а затем спустили сумму до $300 млн. Как известно из прессы, расследованием занимались лучшие специалисты РК. И кто эти сотрудники? А кому сейчас принадлежат активы? «Эдельвейс» – хороший пример того, как это всё происходило.

   – Преследование длится более 15 лет. За эти годы сформировалась спокойная и несколько скептическая реакция на итоги. Спустя годы видно, что имущество досталось ответственным работниками власти – бывшим или нынешним сотрудникам Комитета национальной безопасности, министерства внутренних и иностранных дел и генеральной прокуратуры, а также их родственникам и другим приближённым к этим силовым структурам людям.  

У Виктора Храпунова фактически ничего не конфисковали. И если вы посмотрите на акты собственности, то на нём ничего не окажется. Тогда в чьи дома в «Эдельвейсе» вселились сотрудники КНБ и их близкие? Это была недвижимость моих родных – отца, сына, дочери, мамы и моя. Эти и другие активы заблокировали в 2011 году, но кто-то их эксплуатировал до 2018 года и, видимо, продолжает сейчас.

Недвижимость в «Эдельвейсе», по словам Храпуновой, тесно связана с крупным логистическим центром в Алматинской области. Это активы проекта, который разрабатывался и финансировался её семьей. Даже пришлось привлечь иностранные строительные компании. Это оказался сетевой проект элитных по международному стандарту туркомплексов для развития внутреннего туризма.

На вопрос о том, откуда на всё это средства, Лейла Храпунова пояснила, что не просто так в своё время владела группой компаний, являлась учредителем негосударственного учреждения «Алматинский экономический университет» и занималась другим бизнесом. Также известно, что её семья продавала некоторые свои активы и инвестировала в проекты группы компаний VILED (от первых букв имён Виктор, Илияс, Лейла, Эльвира, Даниел – Прим. ред.).

   – Все платежи за виллы, квартиры и частные дома исходили от нас. Мы владельцы и мы инвестировали в этот проект. Также отмечу, в 2006 году Виктор Храпунов не мог оказывать давление на турецкого застройщика «Эдельвейса», который находился на особом положении у президента. На свадьбе младшей дочери Назарбаева глава «Айт Хаузинг» сидел справа от Назарбаева за столом родителей. Это говорит об их близости. И оказывать давление на этого мужчину, который, кстати, мог являться буферным владельцем, означало бы самоубийство.

   – По другим адресам также забрали дома у членов моей семьи, которые фактически не проходили по уголовному делу. Как это могло произойти? Предположительный вывод – особая следственная группа знала, какими активами обладает семья Храпуновых, а так как был политический заказ от Назарбаева, это им развязало руки. А перед сменой власти в 2019 году вынесли решение, чтобы активы, в том числе в «Эдельвейсе», достались кому-то своему.

Лейла Храпунова также добавила несколько слов о судебном процессе 2018 года. Тогда обвинение строилось на том, что Виктор Храпунов – лидер ОПГ.

   – Появились какие-то якобы соучастники, которых, если что, мы даже не знали. И обвинение строилось на их показаниях. Вот только судья освободил этих «соучастников» из зала суда в связи с истечением срока давности, что не помешало вынести приговор нам. В марте 2021 года моя семья подала в арбитражный суд Женевы против акимата Алматы, государства Казахстан за нарушения, которые произошли в этом приговоре. Наш иск приняли. Чтобы вы понимали, их защищает самая дорогая швейцарская адвокатская фирма, а нам в 2018 году назначили никому неизвестного адвоката. Мы уверены в нашей победе.

Лёд тронулся

По словам Храпуновой, в Швейцарии на одном из процессов по обвинению местный прокурор задал ей вопрос: «Мадам, вам РК предъявляет претензии на огромные суммы, где эти деньги? На ваших банковских счетах здесь мы их не видели». Это оказалась цена её активов, оставшихся в Казахстане. 

    – Основной аргумент следствия – якобы Лейла Храпунова не могла заработать в Казахстане, весь бизнес у неё благодаря мужу. И это прозвучало довольно уничижительно ко всем женщинам-предпринимателям. С 1990-го до 2011 года я уплачивала значительные налоги в бюджет, создавала рабочие места. Таким образом, положение женщин в бизнесе довольно пренебрежительное, и это говорит о большом гендерном кризисе в Казахстане. В моей биографии написано, что брак с Виктором состоялся в 1998 году, ему тогда было 50 лет, а мне 40. Мои дети на тот момент уже учились в Швейцарии. 

    – В этом вопросе хочу поддержать подсудимую Айнур Кудайбергенову. В Казахстане — дефицит качественных рабочих при таком отношении к женщинам. И выходит, что женщины должны проявлять больше конкурентоспособности.  В то же время на местах они попадают под давление, а потом под судебное преследование, когда кто-то другой осуществил незаконные действия.

   – Обратите внимание на судьбы тех чиновников и предпринимателей, которые были на высоких правительственных постах или купались в деньгах – их натурально пожрала система, за которую они и боролись. Наш иск к государству Казахстан – это акт борьбы с этой системой.

В завершении Лейла Храпунова отметила, что в судебном процессе по реализации ранее конфискованного имущества могут добраться до истины и тогда виновные должны будут ответить за свои деяния, а допустившие – исправить. Особенно на фоне результата по приговору Кайрата Боранбаева, бизнесмена и бывшего свата Дариги Назарбаевой.

Источник: orda.kz

Читают также:

Вопрос / Ответ




Опросы

Основной источник информации для Вас?

Новости
Политика
Экономика
Культура
Жизнь
© Газета «Спектр», 2014. Все права защищены.
Перепечатка с сайта для печатных изданий разрешается при условии ссылки на сайт, для интернет-ресурсов — при условии активной гиперссылки www.spectr.com.kz
Ответственность за содержание и достоверность рекламных материалов несут рекламодатели.
На сайте могут использоваться фото и видеоматериалы из открытых источников.
Наши вакансии
Адрес: 071400, Казахстан, область Абай, г. Семей, ул. Шугаева, 30
Тел.: 8 (7222) 56-15-87
Тел.-факс: 8 (7222) 52-00-86, 8 (7222) 52-13-14