вторник
18 июня 2024

Курмангазы: музыка степей, музыка борьбы

04 мая 2024, 07:50
Просмотров: 1505
Курмангазы: музыка степей, музыка борьбы Современная национальная культура немыслима без творческого наследия патриарха казахской народной музыки – великого Курмангазы. Он, по признанию музыковедов, опередил свое время. Его сочинения, исполненные глубокой философской силы, учат достоинству и непокорности злу.

Судьба Курмангазы – история жизни вечного скитальца, своей музыкой, словно кинжалом, прорезавшего сознание людей, пробудившего их к борьбе за свободу и независимость родной земли.

Как повествуют народные предания, жизнь Курмангазы обрамляется 1818–1889 годами. Такая датировка подтверждается и рядом установленных фактов жизни и творчества кюйши. Однако исходя из надписи на памятнике, сооруженном на могиле кюйши в годы советской власти, считалось, что он жил в 1806–1879 годах.

Академик Ахмет Жубанов в своей монографии о Курмангазы убедительно доказал, что при изготовлении этой надписи была допущена ошибка, настоятельно требующая исправления на 1823 год.

Родился Курмангазы в Курбан-айт в Бокеевской Орде в урочище Жидели в семье бедняка Сагырбая и его жены Алки, и родители посчитали это добрым знамением. С самого раннего детства у мальчика пробудилась любовь к домбре, что не совсем радовало отца, но не удивило мать. В роду Алки были акыны и жыршы, поэтому она всем сердцем приняла увлечение сына, убедив супруга приобрести для мальчика музыкальный инструмент.

Как утверждают исследователи творчества Курмангазы, Алка была женщиной сильной и волевой, имела дар предвидения и передала его сыну. Не раз, уже будучи взрослым, Курмангазы удивлял соратников и односельчан своим умением предсказывать события.

Однажды на одном из народных гуляний Курмангазы вызвался выйти на ковер с местным богатырем исполинского роста и силы. Удивлению зрителей не было предела: стройный Курмангазы против человека-горы. Но к изумлению всех будущий кюйши в два счета положил на лопатки соперника. И когда его спросили, как же это он смог, спокойно ответил, что ясно увидел, как именно сегодня звезда этого несокрушимого силача померкнет.

Может быть, и Алка благодаря дару предвидения разглядела в первых музыкальных наигрышах сына его предназначение – стать музыкальным гением для своего народа.

Маленький Курмангазы не расставался с домброй, «вливая» в нее все свои ощущения и переживания. Журчание горного ручья и пение птиц, свист ветра и раскаты грома, наигрыш одинокой пастушьей сыбызгы и гомон вечернего аула – эта звуковая палитра родного края имела для него особый смысл. Он слышал мир слухом музыканта, и каждое явление окружающей жизни представлялось в его сознании музыкальными образами, которые он стремился передать в мелодиях и ритмах своего инст­румента.

В 6 лет отец отдал его в пастухи к баю: пусть лучше приносит копейку в дом, чем все время возит­ся с деревяшкой. На просторах необъятной степи Курмангазы оттачивал свое мастерство. Вот где никто не корил за игру на домбре, вот где полету фантазии никто не мешал. Сознание Курмангазы перевернулось после встречи с прославленным кюйши того времени Узаком. С упоением и мальчишеским восторгом вслушивался и всматривался мальчишка в его игру, стараясь в точности запомнить древние кюи-легенды, стремясь перенять от большого мастера все тонкости сложного искусства.

Узак стал первым учителем для Курмангазы, он поддержал его страсть к музыке, предсказал большое музыкальное будущее, тем самым побудив бежать от ненавистного хозяина и совершенствовать мастерство. Бай, услышав, как играет батрак-пас­тух, вменил в его обязанности развлекать еще и своих гостей игрой на домбре…

В 17 лет юноша покидает родной аул и становится свободным музыкантом, вместе со своим учителем странствуя по степи, встречаясь с людьми, изучая жизнь и обретая постепенно славу виртуоза. Вторым учителем для него спустя много лет станет Даулеткерей, который высоко оценит музыкальный дар Курмангазы и будет помогать ему.

В тот период обстановка в Бокеев­ской Орде была накалена. Как пишут библиографы, юный Курмангазы всем сердцем принял национально-освободительное восстание под предводительством Исатая Тайманова и Махамбета Утемисова. Жизнь героев, полная трагизма, их самоотверженная любовь к народу вдохновили и воспитали Курмангазы. Для него имена Исатая и Махамбета стали символом свободы и мужества. Особенно созвучна кюйши была вольнолюбивая поэзия Махамбета, передаваемая народом из уст в уста.

Величественным гимном дея­ниям героев воспринимаются знаменитые кюи Курмангазы «Кішкентай», «Жалын», «Көбек шашқан». В первом кюе он передавал свое огорчение, что не мог встать в ряды восставших из-за юного возраста, но отразил всю боль своего народа и его восхищение батырами.

Кюй «Кішкентай» – это свое­образный музыкальный памятник, воплощающий и героические образы предводителей народного восстания, и глубокую скорбь, вызванную их утратой, и страстный порыв к борьбе, и веру в светлое будущее. Несмотря на всю необычность, непохожесть на известную до него казахскую инст­рументальную музыку, кюй поражает слушателей эпичнос­тью, истинно народным характером художественных образов.

Восстание было жестоко подавлено, и боль народа звучит в музыке Курмангазы.

Знаменитый кюй «Адай» сохранил воинственный, мятежный дух древнего казахского рода адай, ритм стремительной скачки и особую энергетику, возвышающую дух народа. Этот кюй композитора, как и последующие творения, стали для народа знаменем борьбы и символом свободы.

По мнению специалистов, новаторство Курмангазы проявляется на всех уровнях: от композиционных принципов до мельчайших интонационных деталей, все они стали нормативными для домбровой музыки Западного Казахстана – стиля төкпе.

Ахмет Жубанов говорил, что Курмангазы мастерски владел искусством тематического развития, раскрыл все приемы домб­рового исполнительства, нашел новые тембры и потенции звука, новые приемы, штрихи, способы звукоизвлечения. Он ввел технику игры на домбре тентек қағыс.

Понятно, что «бунтарские» кюи, передаваемые народом, что называется, из уст в уста, власти были не по душе. Применив испытанный способ ложного доноса, обвинив в конокрадстве и бродяжничестве, Курмангазы арестовали и бросили в тюрьму. Так, с 25 сентября 1857 года началось судебное преследование кюйши, сильно повлиявшее на его судьбу и наложившее отпечаток на творчество.

Смутьяна намеревались сослать подальше от родных краев. Но Курмангазы не стал дожидаться, пока распорядятся его судьбой, и в ночь на 3 ноября, подрезав решетку, бежал из тюрьмы.

С этого и начался многолетний бег от властей великого кюйши, которого они клеймили как разбойника, бунтаря, опасного и неблагонадежного человека. Но народ дал свою оценку Курмангазы, сумевшему отразить чаяния и беды казахов, их надеж­ды и мечты, укреплявшему национальное сознание.

О таланте Курмангазы говорили многие его современники. Так, уральский журналист и поэт Никита Савичев в газете «Уральские войсковые ведомос­ти» писал: «Сагырбаев – редкая музыкальная душа, и получи он европейское образование, то был бы в музыкальном мире звездой первой величины…»

Скитаясь по степи, скрывая свое имя, он терпел немало лишений, но стоило его домбре заговорить, народ сразу понимал, что перед ним сам Курмангазы. Узнавали его и враги, и доносчики, поэтому приходилось вновь и вновь садится на коня и продолжать свой бег. Даже обретя семью, он не сможет начать жить спокойно. Вместе с ним в опалу попадут суп­руга и дети.

Еще не раз Курмангазы, даже будучи в преклонном возрасте, оказывался в тюрьмах Уральска, Оренбурга, Омска, но не перес­тавал творить, даря народу не просто новые кюи, полные боли за его будущее, а даря новую надеж­ду, вдохновляя на дальнейшую борьбу за свободу.

Курмангазы опасался ареста и вместе с семьей до конца жизни скрывался от возможных преследований. О семье сведений мало. Известно, что жили они очень бедно. Говорят, когда однажды заболел его сын, отец не знал, где взять пищу для больного ребенка. О своей беде Курмангазы написал стихи:

Моё грозное имя известно в округе,
Люди-зайцы бегут от меня в перепуге.
Только бедность замучила Курмангазы,
Нечем даже попотчевать доброго друга.
Не склонил головы я пред баем и ханом,
Подо мною горячий был конь, и как странно:
Вдруг свалила сынка распроклятая хворь, —
Корки хлеба не смог я добыть Кази-жану.
Но покуда живу, буду биться и петь я,
Ведь не вечно, друзья, будем жить мы на свете.
Моё счастье никто не сумеет отнять,
Мои слово и песня останутся детям.
И орла на лету моя пуля сбивала,
Дома сидя жигиту скорбеть не пристало.
Был свиреп и могуч я, как дикий кабан,
От меня ещё ханы поплачут немало.

У Курмангазы была беспокойная жизнь — ссылки, тюрьмы, но никогда в его музыке не зазвучала жалоба, унылые нотки.

Уголовное преследование Курмангазы завершится в 1886 году, но об этом композитор не узнает. В последние годы жизни он с семьей будет скрываться ото всех, устав от бесконечного преследования властей и ненавистного своего врага – старшины Абубакира Акбаева, строившего ему козни с самой юности, перешедшие под конец в открытую травлю.

Курмангазы воспитал целую плеяду учеников, ставших классиками школы западно-казах­станского домбрового искусства. Дина, Ергали Ещанов, Мамен, Уахап Кабигожин, Кали Жантлеуов, Каршыга Ахмедьяров, Рысбек Габдиев, Бакыт Карабалина и многие другие. Каждый из них внес свой вклад в музыкальную историю страны.

Упокоение свое Курмангазы найдет в Астраханской губернии в селе Алтынжар в 1896 году. В 1996 году правительства Казахстана и России установят мавзолей на его могиле, а в 2005-м откроется межгосударственный культурный центр имени композитора, построенный акиматами Западно-Казахстанской, Атырауской, Мангистауской областей РК и администрацией Астраханской области. С тех пор мавзолей и культурный центр стали местом паломничества почитателей таланта Курмангазы.

Известный домбрист, исследователь традиционной домбровой музыки и творческого наследия Курмангазы, профессор Айтжан Токтаган, издавший в соавторстве со своим учеником Муратом Абугазы сборник из 75 произведений «Кюи Курмангазы», пишет, что «если расположить кюи Курмангазы в хронологической последовательности, то получится своеобразная «летопись сердца» мужественного человека, проведшего жизнь в тяжелой борьбе».

Это действительно так. Автобиографичность – одна из характерных особенностей творчества Курмангазы. По словам профессора Токтагана, главное достижение Курмангазы состоит в том, что он поднял эпичес­кую традицию в искусстве на небывалую высоту. Именно в его творчестве утверждается в кюе раздел «улкен сага».

«Курмангазы был композитором-эрудитом, глубоко освоившим наследие известных кюйши, живших до него. Однако он ясно представлял, что отныне, в его собственном творчестве, казахский кюй уже не укладывается в рамки традиционной формы, и смело раздвинул эти рамки. Улкен сага – это достижение Курмангазы, возникшее как следствие расширения художественного содержания кюя», – пишет Айтжан Токтаган.

По материалам казахстанских СМИ

 

 

ФОТО: muxit.islam.kz

Читают также:

Вопрос / Ответ




Опросы

Основной источник информации для Вас?

Новости
Политика
Экономика
Культура
Жизнь
© Газета «Спектр», 2014. Все права защищены.
Перепечатка с сайта для печатных изданий разрешается при условии ссылки на сайт, для интернет-ресурсов — при условии активной гиперссылки www.spectr.com.kz
Ответственность за содержание и достоверность рекламных материалов несут рекламодатели.
На сайте могут использоваться фото и видеоматериалы из открытых источников.
Наши вакансии
Адрес: 071400, Казахстан, область Абай, г. Семей, ул. Шугаева, 30
Тел.: 8 (7222) 56-15-87
Тел.-факс: 8 (7222) 52-00-86, 8 (7222) 52-13-14