понедельник
24 июня 2024

Социальный предприниматель из ВКО создает мир особенного детства

28 июня 2023, 14:35
Просмотров: 157
Социальный предприниматель из ВКО создает мир особенного детства Пожалуй, никто не станет спорить, что социальное предпринимательство – удел сильных духом. Задача неравнодушных. Преимущество неутомимых. Такова наша сегодняшняя собеседница – руководитель детского коррекционно-развивающего центра «Страна чудес» Лилия Мамбурова из города Усть-Каменогорск Восточно-Казахстанской области. Она решила посвятить свою профессиональную жизнь оказанию помощи детям с аутизмом. Это был не просто выбор предпринимателя – в первую очередь, это был выбор матери.

ТОО «Специальная школа – детский сад «Страна чудес для детей с РАС» – это первый в Казахстане коррекционный детский сад для детей с задержкой эмоционально-волевой сферы и нарушением поведения, в том числе с аутизмом. Коррекционно-развивающий центр «Страна чудес» более 5 лет занимается развитием особенных детей по программам раннего вмешательства, сенсорной интеграции, АВА-терапии и нейрокоррекции. Специальная (коррекционная) школа для детей с аутизмом «Страна чудес» представляет собой начальную школу, работающую по адаптированной программе для детей с РАС. ОО «Реабилитационно-развивающий центр «Страна чудес» имеет целью улучшение качества жизни детей с инвалидностью, поддержку семей, воспитывающих детей с ограниченными возможностями, а также их адаптацию в обществе.

В преддверье Дня социального предпринимательства мы задали несколько вопросов руководителю «Страны чудес» Лилии Мамбуровой, которая входит в Реестр субъектов социального предпринимательства РК, является членом совета развития человеческого капитала Палаты предпринимателей Восточно-Казахстанской области, членом Ассоциации социальных инициатив и участницей ОО «Сообщество женских инициатив NIET WOMAN», член Общественного совета области.

– Лилия Юрьевна, Вы взвалили на себя весьма нелегкую ношу в бизнесе – занимаетесь развитием и обучением особенных детей. Что подтолкнуло Вас к такому выбору?

– Идея открытия коррекционного центра пришла с рождением дочери: в нашу семью пришел особенный ребенок. Естественно, по мере того, какие потребности и какие особенности ее развития возникали, я столкнулась с серьезной проблемой, что на тот момент (это было еще 6 лет назад) для детей с такими сложными сочетанными диагнозами, в том числе с аутизмом, когда он еще сопровождается умственной отсталостью и другими невралгическими патологиями, нужна комплексная реабилитация и очень интенсивная коррекционная работа целой команды специалистов. С таким ребенком должен работать и психолог, и дефектолог, и логопед, и специалист по лечебной физкультуре. И, конечно же, с родителями тоже нужно работать, нужна поддержка. При этом у ребенка должен быть индивидуальный подход, режим занятий, в зависимости от его утомляемости и особенностей психофизического развития.

Я столкнулась с такой проблемой, что учреждений, которые бы организовывали непрерывную систему воспитания и обучения таких детей, у нас нет. Были реабилитационные центры, но у них немного другая задача: забота и уход.

Но когда моему ребенку было 3 года, мне нужен был как раз таки реабилитационный центр, потому что каждая мать верит, что вот сейчас, завтра будет лучше, и дай бог, к 7-8 годам мой ребенок полностью реабилитируется. Но спустя уже два года работы на базе нашего центра я поняла: нет, не будет через год, через два. Я уже осознала, что это должно стать моим образом жизни, что на эту проблему надо смотреть намного шире и не ждать, когда твой ребенок станет «нормальным»; что ребенка надо принять таким, какой он есть сегодня, сейчас, каким он пришел в этот мир, не пытаться его поменять и подстроить под нормотипичное общество. Это просто невозможно! Для меня это было очень сложное признание самой себе, но после этого я поняла, что надо научиться с этим жить, и не год, не два, а всегда. То есть надо очень быстро вывести центр на профессиональный уровень, чтобы у детей была долгосрочная перспектива беспрерывного образования и реабилитации. Я поняла, что надо строить детский сад и по максимуму продлевать особенное детство детей, чтобы они были в детстве как можно дольше, потому что через игру ребенок развивается.

– В каком году Вы открыли первый центр и как развивали бизнес дальше?

– Реабилитационный центр мы открыли в 2017 году, тогда его посещали 24 ребенка, все с диагнозом «аутизм», и все они были приблизительно по сложности похожие. И со временем я увидела, что развитие у таких детей отсрочено, конечно, но если заниматься – прогресс есть. И я увидела, что для них нужно создавать коррекционную систему образования. По сути, у нас такая была во времена Советского Союза, но потом ее упразднили и перевели все в инклюзию. Я не против инклюзивного образования, но оно подходит не для всех, к большому сожалению. Дети, у которых нет пограничных диагнозов, могут «выскочить» за счет инклюзивности и внедрения их в нормотипичную среду. А дети, у которых уже серьезная психиатрическая, неврологическая патология, если понять и принять проблему их ментального здоровья и создать для них соответствующие условия образования, то при таких условиях они непременно будут прогрессировать.

Таким образом, детский сад мы открыли в 2020 году. Мы арендовали здание бывшего детсада, продали все свои активы, привлекли спонсоров, вложили огромную сумму в ремонт этого здания и получили государственный образовательный заказ.

А когда наши дети из садика выросли, и мы поняли, что растут их потребности в непрерывном процессе образования, было принято решение открыть школу для детей с аутизмом. Потому что, если они уйдут в реабилитационный центр, то там для них создан просто щадящий режим и нет специальной коррекционной образовательной системы. Ну, то есть туда отправляют детей, которые кажутся необучаемыми. А я решила все-таки попробовать интенсивную систему образования и по максимуму вытащить из особенных ребятишек весь тот потенциал, который можно. Так мы приобрели в кредит собственное здание площадью 1 600 кв. метров благодаря поддержке фонда «Даму», спонсоров и частично из собственных средств.

Аналогов нашей школы в Казахстане нет – это инновация. Когда мы получали лицензию, нас спрашивали: а как вы будете работать, в образовательном стандарте же нет программы для работы с детьми с аутизмом? Но мы взяли за стандарт программу для детей с умственной отсталостью, для детей с задержкой психического развития, и в вариативную часть добавили всю коррекционную работу, которая требуется для детей с аутизмом: развитие коммуникативных навыков, работа с психологом, сенсорно-интегративные занятия и прочее. Этот опыт мы переняли от Московской экспериментальной школы, с которой мы уже больше двух лет сотрудничаем, стажируем там своих специалистов.

Наша программа является авторской, мы ее запатентовали, и сейчас уже видим, как классно работает эта методика. Вы знаете, отработав вот этот год, у нас всех просто выросли крылья, мы просто расправили плечи! Это уму непостижимо, каких результатов наши ребятишки добиваются! И у родителей в глазах появилась вера в собственных детей, воодушевление.

– Какое у Вас образование и как Вам удалось подобрать кадры для своей организации?

– Ранее я работала арт-директором в ТОО «Бипэк-Авто», хотя по образованию я педагог и переводчик. Но с тех пор как родилась моя дочь, я уже получила образование дефектолога, закончила магистратуру по направлению педагогики и психологии. То есть я считаю, что моя квалификация должна соответствовать той работе, которой я занимаюсь.

Ну, а что касается кадрового вопроса, то он всегда очень важен. Я даже сказала бы, что он самый острый и самый важный. Начинали мы с того, что набрали группу молодых специалистов – психологов и дефектологов, которые только что выпустились из вуза. Я привозила сюда очень продвинутых спикеров, самых лучших профессоров из Москвы, Санкт-Петербурга, из Польши. Мы наладили связь с американкой, которая занималась научно-исследовательской работой в области аутизма, и она в качестве волонтера два года подряд приезжала и обучала наших специалистов. И эти люди до сих пор со мной работают, тем более что заработная плата у нас выше, чем в государственных учреждениях.

Если в самом начале у нас работало всего 6 человек, то сейчас в штате 74 сотрудника. Из этого числа 34 педагога, остальные – это администрация, обслуживающий персонал.

Мы на протяжении нескольких лет составляли методические разработки, рекомендации, и сейчас у нас выстроена основательная система внутреннего обучения. Наши специалисты обучают вновь прибывших, то есть очень хорошо действует институт наставничества, поэтому мы не боимся брать на работу молодых – я вижу в них энергию, гибкость ума. А ведь наша работа требует очень большой эмоциональной отдачи, много физических сил. Некоторые, конечно, «ломаются» – жалко детей. Ну, а у некоторых прямо «глаз горит»: хотим, говорят, посвятить всю свою жизнь именно таким детям!

– Сколько у вас сегодня насчитывается воспитанников и как они распределяются по группам?

– В детском саду у нас занимаются дети от 3,5 до 7-8 лет. Всего пять групп сформировано общей численностью 72 человека. Они все посещают детсад по государственному образовательному заказу, что, конечно же, существенно снижает финансовую нагрузку на родителей. Дети находятся здесь полный день пребывания с 8 до 18 часов.

Для детей постарше действует начальная коррекционная школа, задача которой – в первую очередь научить детей читать, писать и считать. Естественно, мы обучаем их самообслуживанию, социально-бытовой ориентации, у нас есть уроки домоводства, кулинарные уроки – всё это есть. Но все-таки главная задача – это образование.  Поэтому мы открыли три класса в 2022 году, все они были сформированы по уровням развития детей, с учетом их сформированных базовых академических навыков. Первый класс – для детей с умеренной и тяжелой умственной отсталостью и аутизмом, то есть это сочетанные диагнозы. Второй класс – легкая умственная отсталость и РАС (расстройство аутистического спектра). Третий класс – ЗПР (задержка психического развития) и РАС. Все три класса работают по трем программам, которые утверждены в городском отделе образования, адаптированы, их составлял наш педагогический коллектив. Класс, который для детей с ЗПР и РАС, работает по общеобразовательной программе, но она адаптирована и немножко редуцирована, скажем так.

В нашей школе дети обучаются в рамках государственного заказа через АО «Финансовый центр», родители доплачивают только за дополнительные индивидуальные коррекционные занятия. На сегодняшний день у нас 41 ученик, но мы уже набрали четвертый класс на следующий год. У нас будет 55 учеников в возрасте от 6 до 11 лет в начальной школе. Также у нас есть четверо учеников на надомном обучении, с которыми занятия проводятся персонально.

Отмечу, что из 130 воспитанников у нас 67 детей имеют статус «инвалид детства». И вот 30 таких детишек, которые посещают школу, обучаются в рамках социального заказа на средства областного бюджета.

В данный период дети у нас посещают летний образовательный лагерь. Нам посчастливилось выиграть грант от АО «Центр гражданских инициатив» по теме «Развитие инклюзивного общества», название нашего проекта «Чудесное лето для РАСчудесных детей». Дети у нас в рамках этого проекта проходят гидрореабилитацию, посещают бассейн, соляную пещеру. Также на территории центра круглый год действуют залы сенсорной интеграции, медицинский кабинет, спортивные залы, 15 индивидуальных кабинетов для коррекционной работы, уютная столовая и многое другое. В августе планируем открытие игровой площадки, средства на которую мы получили в виде гранта от фонда «Самрук-Казына». У нас здесь целый комплекс, то есть задача была – создать мир особенного детства, где для воспитания, обучения и реабилитации ребенка будет абсолютно все.

– Расскажите о своих планах, пожалуйста.

– В планах – построить школу для учащихся с 5 по 9 классы, дети-то растут! И на базе этой школы будут, возможно, мастерские, ремесленные комнаты, где детям можно будет прививать ручной труд, различные виды творчества развивать, чтобы они в дальнейшем могли приобрести профессию все-таки.

Моя главная мотивация – это мой ребенок. Она учится в 1 «Б» классе, но через 4 года она и другие наши ученики вырастут из начальной школы, поэтому уже сегодня необходимо думать о том, как и где наши дети будут учиться.

– Лилия Юрьевна, есть ли у вас проблемы во взаимодействии с государством? И что бы Вы пожелали себе и своим коллегам в День социального предпринимательства?

– Конечно, хотелось бы, чтобы в Казахстане были отработаны механизмы поддержки социальных предпринимателей, потому что пока этот статус нам не дал ничего. Но в целом нам жаловаться не на что, нас государство поддерживает. Есть небольшие шероховатости, связанные с бюрократическими проблемами, но это все преодолимо. На самом деле я считаю, что у нас очень хорошо выстроена система оказания поддержки со стороны государства в социальной сфере, программ много, только надо работать. Вода камень точит! Да, это трудно, работать надо много, но любой труд всегда вознаграждается, если ты делаешь все профессионально, качественно, если ты вникаешь, обучаешься и вкладываешь душу в свое дело. Поэтому я желаю своим коллегам – социальным предпринимателям – не бояться трудностей, постоянно заниматься самообразованием, выстраивать общественные связи, и все у вас обязательно получится!

 Христина ДОРОШЕНКО

Читают также:

Вопрос / Ответ




Опросы

Основной источник информации для Вас?

Новости
Политика
Экономика
Культура
Жизнь
© Газета «Спектр», 2014. Все права защищены.
Перепечатка с сайта для печатных изданий разрешается при условии ссылки на сайт, для интернет-ресурсов — при условии активной гиперссылки www.spectr.com.kz
Ответственность за содержание и достоверность рекламных материалов несут рекламодатели.
На сайте могут использоваться фото и видеоматериалы из открытых источников.
Наши вакансии
Адрес: 071400, Казахстан, область Абай, г. Семей, ул. Шугаева, 30
Тел.: 8 (7222) 56-15-87
Тел.-факс: 8 (7222) 52-00-86, 8 (7222) 52-13-14