Спектр
  • :

Сколько лет городу Семею – 300 или больше?

20 Сентября 2021
Просмотров: 315
Сколько лет городу Семею – 300 или больше?

Свою точку зрения предлагает Асан Омаров, кандидат философских наук, краевед, член Союза журналистов Казахстана, пишет газета "СПЕКТР".




По этому вопросу дебаты не утихают. Каждое новое поколение хочет знать о дате его основания. Скажу сразу, нашему городу  – не менее 1100 лет! Об этом много писал я еще на заре независимости, в начале 90-х годов. Одна из них, нижеследующая статья, была напечатана в газете «Рудный Алтай» 17 сентября 1998 года.

Когда древнейшая страна кочевников – Скифия достигла пределов Западной Европы, в степях Южной Сибири зарождалась уже следующая волна. Там росло и развивалось мощное государство Гуннов. О мощи и силе этого Центрально-Азиатского государства позволяют судит археологические  материалы, в частности, ученые сообщают, что «громадный археологический фонд составляет около 1500 гуннских могил» (Из книги «Археология СССР». –М.: 1982. – С.147.).

Пройдет определенный исторический период и часть гуннов, как и скифы в свое время, начнет передвиже­ние на Запад. «Значительная часть гуннов в конце 1 тыс. до н.э. начала свое продвижение на Запад, поко­ряя одни племена, оттесняя другие, втягивая третьих в свой союз, – читаем об этих тюркоязычных племенах. – Это движение продолжалось больше трех веков, пока, наконец, в IV в. н.э., пройдя всю Южную Сибирь, степи Прикаспия и Причерноморья, гуннские орды не появи­лись у границ Римской империи» (там же, с. 149). Но какое отношение имеет «Великое переселение народов» к истории нашего города? Вот здесь-то пора нам напом­нить об особенности нашего края. Имен­но она совместно с археологическими раскопками, най­денными в окрестностях Семея, позволяет предположить, что коридор «великих переселений» про­ходил по 52-ой, нашей Семейской географической широте. Итак, очередная волна переселений – племена кимаков и кипчаков свое продвижение на Запад начали, как и скифо-гуннские племена, с Южной Сибири.

Кимакское государство, созданное в 840 году в При­иртышье, как союз семи племен, простояло долгих два столетия. И только в середине 11 в. часть их продол­жила продвижение на Запад, переправившись через реку Едил (Волгу). Конфедерация семи племен на Иртыше образовалась как следствие падения крупнейшего кочевого Ойгурского каганата в Южной Сибири, которое произошло под ударами госу­дарства енисейских киргиз.

«В XI в. в южно-русские степи вторглись племена кимаков-кипчаков, – пишут ученые археологи. – Причи­на их передвижения на Запад, второго крупного пере­движения после гуннов (курсив мой - АО.), остаются неясными» (там же, с.217).

Отмечу, что эта волна переселений оцени­вается как крупная после гуннов. И не напрасно, ки­макское государство в середине 11 в. подчинило себе всю Великую Степь, и она повсеместно стала назы­ваться Дешт-и-Кипчак, что означало «Степь кипчакс­кая» или «Страна Кипчаков».

Одним словом, знаменитый Дешт-и-Кипчак родился и рос в недрах страны Кимакия. Здесь-то пора перейти к главному. Столица кимакского государства, где жил верховный правитель страны-кахан (высший титул в иерархии тюркской государственности, впрочем, кахан и каганат сродни понятиям император и империя), стояла на среднем течении Иртыша.

Обширные сведения об этом, т.е. о древности Семея  содержит статья «Семей» в Казахской совет­ской энциклопедии (КЭС, 10 том, с.114). Там, в частно­сти, на основе археологических материалов сделан вывод о том, что семипалатинскую древность можно разделить на следующие три периода: 1 Гуннский. 2. Тюркский каганат. 3. Феодальный, т.е. позднесредневековый. Под словом «тюркский каганат» здесь имеется в виду кимеко-кипчакский период нашего города.

Одно дело – сведения о древности города, и совсем другое – аргументировано доказать, что город нынеш­ний и тот, древний, – продолжение друг друга, т.к. нахо­дятся в одной и той же географической точке. Наша задача именно в этом, на основе фактов доказать истину.

Сохранилась до нашего времени карта, начерченная ру­кой арабского географа аль-Идриси (11-12 вв.). Он обозна­чил на ней кимакские города и, конечно же, столицу. На основе карты аль-Идриси выполнена карта «Государство кимаков» (авторы Б.Кумеков и З.Малаян, 1972 год).

Из древней карты видно скрещение дорог на Иртыше, маленький круг на правом берегу реки, что означает – столицу кахана (разве она не на месте нашего города, расположенного на 52-ой широте?). Вы также увидите огромную террито­рию, занятую кипчаками и кимаками. Исследователи склонны считать Кимакию - полиэтническим государ­ством. С этим мнением следует согласиться, исходя из огромности территории. Но также ясно то, что как основ­ную территорию кимаков составил нынешний Казахстан, так и основную часть населения этого каганата составил народ, являющийся протоказахами. Неспроста сло­ва «кипчак» и «кимак» стали обобщающим названием ко­ренных племен казахских степей, как и древнее самоназ­вание казахов – «алаш». Следует отметить, когда говорит­ся «о продвижении» имеется в виду не движения всего рода-племени, а определенной его части.

В этом ключе звучит и мнение историков: «В 8-10 вв. преобладание кимаков и кипчаков сначала на Алтае, в Прииртышье, а затем в Приуралье и Центральном Казах­стане, становится определяющим факто­ром в этом степном регионе». При этом со­вершенно справедливо подчеркивается, что племена, входившие в степное госу­дарство едва ли не самые значительные для последующих этнических историй ка­захских степей» (С. Кляшторный, Т. Султа­нов, Летопись трех тысячелетий. А., 1992 г., стр.117) Таким образом, казахская степь Сары-арка, несомненно, и в кимакский пе­риод оставалась родиной казахских родов и племен (самоназвание: алшин, аргын, найман, керей, уак, конырат и другие). Совер­шенно так же, как тысячелетия назад, и ныне соседи Казахстана на востоке – на­родности Сибири, на западе – башкиры, бул­гары, славяне, народы Кавказа. И последнее о том, что Кимакия была полуоседлым государством. Исследовате­ли отмечают, что в 8-11 в.в. шел процесс перехода к оседлости всего тюркского мира.

Среднее Прииртышье, как все степные просторы, относится к так называемой «бесписьменной зоне», что означает ску­дость или отсутствие письменных источ­ников. По этой причине, основу наших доказательств будут составлять данные археологии и географии.

Археология

Как археологический «клондайк» Прииртышья – Семи­палатинск прославился еще в 18 веке.  А во второй половине 19-го века раскопки вели И. Армстронг, Ф. Педащенко, Н. Абрамов, В.Радлов, Г.Спасский, Н. Кон­шин, братья Белослюдовы, позже С. Черников и другие известные люди. В настоящее время, благодаря стараниям Айдын Жунисханова и других археологов,  собрано большое количество артефактов о поселений 9-11 веков на месте нынешнего Семея.

Теперь послушаем русского путеше­ственника  Палласа. «... 2-го числа прибыл я в Семипалатной, – пишет он в своей дневниковой записи, – для осмотрения находившихся в двенадцати верстах выше крепости остатков древ­него строения, подавших повод к наименованию сей крепости».  Путешествия по разным местам Российс­кого государства. - Книга 2-я. - СПб., -1786 г. - С.190).

Как известно, в наш город  Паллас прибыл в 1760-е годы, цель своего приезда ученый указывает ясно – для осмотра остатков древнего строения. Имея в виду семь каменных палат (латинское слово «палата» озна­чает каменное здание, например, Царские палаты, Книж­ные палаты и т.д.). До Палласа, а именно 1733 году побыл в нашем городе профессор Г.Ф.Миллер из Петербурга и ос­мотрел «семь палат». Некоторые из семи палат уже тогда были полуразвалившимися.

Логично пред­положить, что «Семь палат» первоначально построены в том далеком 840-ом году, когда закладывалась осно­ва кимакского государства как союз семи племен. На это есть доказательная база. Многие семейчане, верно, не информированы о том, что в период джунгарского ханства (1635-1758 гг.) на месте нашего города стоял калмыцкий (слово «калмыки» у ка­захов означает джунгаро-ойратские племена) город Доржынкит. Как пишет Г. Спасский, город назван так в честь ламы Тархан Доржы. В период джунгар здания «семь па­лат» служили буддийским монастырем. Во второй по­ловине 17 века Доржынкит становится заметным цен­тром ламаистских вероучений («ламаизм» – одно из те­чений буддизма, центр распространения – Тибет). Н. Аб­рамов указывает, что в 1670-е годы шли восстанови­тельные работы в «семи палатах». Первоначально эти культо­вые сооружения когда и кем построены?

Путешественники-мусульмане (8-11 вв.) свидетель­ствуют, что в столице Кимакии много базарных рядов и молельных сооружений (гибадатхана). А первоисследователь Миллер обнаружил у «Семи палат» следы «старины глубокой», здесь имелись развалины и фунда­менты куда более древних строений (Г. Миллер. Исто­рия Сибири. М -Л , 1937 г.).

Джунгарам в период постоянных кровопролитных войн (среднее Прииртышье джунгарский хан Батыр за­воевал только в 1643 г.) не было возможности постро­ить эти сооружения. Главное, зачем? Какая надобность в семи культовых сооружениях для невеликого числом жителей города?

Эти, так сказать, простые соображения подтверждаются документами. Профессор Миллер в Тюменском архиве нашел грамоту царя Михаила от 25.04. 1616, где палаты названы «каменной мечетью». Еще одно. Русский посол в Китае Ф.Н. Байков на запрос правительства в своем письме (1653г) отвечает: «Семь палат построили бухарцы». А русский офицер В. Чередов записал, что строение «Семь палат» построены в бухарском стиле (об этих трех документах смотрите – КСЭ, 10 том, с.114).

Следует помнить, что слово «бухарцы» или «бухарский стиль» здесь использованы скорее как синоним понятия «мусульмане», так как город Бухара в тот период являлся признанным центром ислама Центрально-Азиатского региона. Таким образом, получается, что семь палат – культовые сооружения, построенными мусульманами. Что же касается сведений о буддийских монастырях, это превращение, полагаем, произошло в 1670 – е годы. В ходе восстановления палаты внутреннее оформились согласно традициям ламаизма.

Заканчивая анализ материала о замечательном памятнике древности, какими были «Семь палат», заключаем, что они являются золотой нитью, связывающей периоды тюркского каганата и позднего средневековья. И в совокупности с другими археологическими материалами важны в установлении истин.

География

Уместно вспомнить старую истину о том, что, так называемые «вечные города», возникают в местах с выгодной географией. Кимакская столица стоял на 52-й широте (так же, как нынешний город) на скрещении торговых дорог. Трудно поверить в то, что важные артери­альные дороги могут изменить свой маршрут хотя бы на десятки километров по той простой причине, что торговля выбирает самый оптимальный путь и не из­меняет его.

Все же где находится древнее место переправы че­рез великую реку? Для этого рассмотрим сначала, где проходят артериальные дороги сегодня.

Как известно, строительство современного подвес­ного моста для автотранспорта начато в самом подхо­дящем месте Семипалатинска. Выделившая для него необходимую сумму кредита Страна Восходящего Сол­нца, безусловно, учла, кроме прочих факторов, геогра­фическую особенность, поскольку именно этим обсто­ятельством обеспечивается окупаемость моста. Строительство железнодорожной ветви «Конечная (Курчатов) - Аксу»  связал центральная часть страны со станцией Дружба на границе Китая напря­мую. Таким образом, на земле Семей вновь пере­секлись две величайшие тран­зитные артерии – Транссибирс­кая и Евроазиатская железнодо­рожные магистрали. Глядя на до­роги, обозначенные на карте «Го­сударство кимаков», мы обнаруживаем, все повторяется, как будто не прошло тысячелетие.

Факты сегодняшней действи­тельности подтверждают мне­ния о том, что торгово-экономические дороги прокладываются по оп­тимальному маршруту и на про­тяжении веков практически не изменяются.

Теперь вернемся к переправе. Русский путешественник П.С.Паллас свою дневниковую запись продолжает следующими словами: «Здесь с Киргизскими и Азиатскими караванами мена товару бывает пятнадцатью верстами выше, где находится бекет и меновый двор. Туда же должно перенести крепость по новому плану». Прелюбопытней­шая фраза! Из записи ученого ясно, что на пятнадцать верст выше русской крепости функци­онировал Меновый (обменный) двор. При­чем словосочетание «азиатски­ми караванами» как бы подчер­кивает международный статус этого места, где бывали кара­ваны из Средней Азии и Китая. Дело в том, что в 19-веке ог­ромный меновый двор и бекет находились в левобережной ча­сти города, то есть в Заречной слободке (ныне Жанасемей). Таким образом, утверждается, что наш город издавна распола­гался на двух берегах. А это, со­гласитесь, подводит к тому, что здесь была переправа для дос­тавки товаров караванами, иду­щими со всех сторон.  Несомненно, существо­вала древняя артерия, соединяющая Среднюю Азию с Сибирью, так сказать, древний Турксиб. Отмечу, этот отрезок Великого Шелкового пути называли «Бұлғын жолы» («Соболинный путь»), так как именно по ней шел поток ценной сибирской пушнины на весь подлунный мир.

А теперь попробуем ответить на такой вопрос: по­чему состоялся перенос крепости «Семь палат», как выразился Паллас, «по новому плану». Ведь «Старая крепость» стояла на первоначальном месте более по­лувека. Неужели просто так пришлось оставить обжи­тое место, расходуя при этом значительные казенные финансы?

Право же, не просто. К тому времени пал город Доржинкит (1758 г.), стоявший на торговой дороге и владевший Меновым двором. Сохранились любопытные документы тех времен. Вот один из них: «В 1758 г. си­бирский генерал-губернатор Соймонов сообщил в Государственную коллегию о принятии Российского подданства в Семипалатинской крепости калмыками: всего пять тысяч сто восемьдесят семь человек, при них разного скота двадцать тысяч» (там же, с.28). Путь к овладению торговой дорогой или (что то же самое) «переправным» местом был открыт. Искать другую причи­ну переноса крепости безрезультатно. Самое главное – последующее время подтвердило правильность дей­ствий царского правительства. Перенос крепости себя быстро окупил. Более полувека (1718 - 1776 гг.) кре­пость «Семьпалат», прозябавшая как один из многих форпостов Прииртышья, теперь преобразилась на гла­зах. Судите сами, прошло шесть лет (1782), и она полу­чила статус уездного города. И в дальнейшем семипа­латинская торговля развивалась не просто успешно, а стремительно.

М. Ванюков в своем труде («Опыт военного обозрения русских границ в Азии». – СПб., 1873 г. - С. 261), не без гордо­сти отмечает, что семипалатинские купцы освоили тор­говые пути, ведущие в далекий Тибет, Кашмир и далее – в Индию! В общем, закрутилось колесо торговли не на шутку. Судите сами, в Семипалатинске значились купцами две тысячи шестьсот восемьдесят восемь человек. Каждый чет­вертый житель – купец! (В Семипалатинске в 1863 году проживало 10 000 человек). Он был одним из богатых городов Сибири, и слава его ярмарок доходила до самых далеких стран. Вовсе не случайно в середине герба Се­мипалатинска в 1854 году заблестел «золотой» верблюд.

Вот такая связь древней истории с современной циви­лизацией и роль географии в ней.

Письменные памятники

Кимекский каганат, как можно убедиться, глядя на карту, не имел общей границы с оседлым миром, он был государством, как бы расположенным «внутри» Великой Степи, говоря научным языком, – в «бесписьменной зоне». Это обстоятельство, то есть отсутствие или скудость письменных  памятников, в немалой степени отразилось на ис­торическом освещении кочевых племен, в том числе ки­маков и кипчаков. Чтобы не быть голословным, возьму в качестве примера книгу Л.Н. Гумилева «Поиски вымыш­ленного царства» (М., Наука, 1970 г). Хотя это признанный труд известного тюрколога об истории кочевых народов Средней Азии в период 8-13 в.в., в нем сведения о государ­стве кимеков, к сожалению, поместились всего на одной странице. Автор между тем подчеркивает, что это было крупнейшее государство в середине 11 века. С этого вре­мени бескрайняя степь аж до Приднепровья получила название Дешт-и-Кипчак, т.е. Страна Кипчак.

Благодаря арабо-персидским источникам, мы можем пополнить сведения о государстве кимаков и о его сто­лице. Из них можно заключить, что город на месте Семея издавно существовал. Например, арабский географ Абу ибн Хордадбек в своей книге «О государствах и дорогах», вышедшей всего через шесть лет после образования конфедерации племен, т.е. в 846-м году, кимакскую столицу отметил наряду с другими городами того времени.

Может быть, на месте Семипалатинска была не столица, а другой кимакский город? Однако и это сомнение рассеивает археология, поскольку другого крупного населенного пункта в Сред­нем Прииртышье не обнаружено. Так археологическая экспедиция, исследовавшая в свое время долину, при­легающую к Шульбинской ГЭС, дает заключение: «В до­лине Прииртышья пока не обнаружено ни одного города конца 1 тыс. н э.» (В книге «Археологические памятники в зоне затопления Шульбинской ГЭС». - Алматы, 1987 г, с. 246).

Известный археолог академик А. Маргулан приводит интересные сведения. «Плано Карпини, – пи­шет ученый, – в частности, обратил внимание на пост­ройку городов на Иртыше и около Алакуля. Он отметил: «Татары построили сызнова только один город по име­ни Омыль (Эмиль)» («Археологические памятники Ка­захстана». - А., 1978. – С. 18).

Из сведений Плано Карпини, как видим, Маргулан подчеркивает два момента. Первое – города на территории улуса стояли до монго­лов. Это ясно из слов «татары построили сызнова только один город» (Эмиль - река, впадающая в Алакуль). Второе – из городов, в которых побывал Карпини, он обратил вни­мание на своеобразную «постройку» двух из них: на Ирты­ше и около Алакуля. Не трудно догадаться, что речь здесь идет о двух бывших столицах кимакского Кахана. По про­шествии двух веков, надо полагать, шумная столица пре­вратилась в тихий заурядный торговый городок. Грозного Чингис­хана, имевшего грандиозный план «дойти до последнего моря», т.е. завоевать весь мир, вряд ли интересовал сам город. Другое дело – дороги и выгодная география. Глядя на скрещение на Иртыше, указанное на карте «Государство кимаков», легко понять Чингисхана-стратега. От Керулена до Чингисских гор позади осталось все, что может быть мило сердцу кочевников – прекрасная долина Алакуля, туч­ные пастбища Тарбагатая и т.д. Таким образом, вполне резонно заключить: Плано Карпини говорил о городе, сто­явшем на месте нынешнего Семея.

Итак, Семей в истории – это:

- столица кимакского государства 9-11 вв.,

- торговый город улуса Джучи и Казахского ханства 13-16 вв.,

- город Доржинкит – центр Джунгарского ханства (1643-1758 гг.),

- перенос военной крепости на Доржынкит, переименование его в «Семь палат» (1758-1776 гг.),

- Семипалатинск (с 18 мая 1776 г. до наших дней).

- Семей с июня 2007 года.

И в заключение - несколько слов об этнониме «Семей»

Известный тюрколог С.Е. Малов пишет: «Слово «се­мей» на языке древних тюркских племен означало мес­то поклонения или святое место» (книга «Язык желтых уйгуров, словарь и грамматика». – Алматы, 1957 г.).

А этнограф Абилхан Абиласан в газете «Ана тили» от 5 ноября 1995 года отметил, что название «Семей» ис­ходит из языков древних саков и кочевых гуннов. Я полностью поддерживаю приведенные высказывания.

Дело в том, что топоним «Семей» сохранился не толь­ко в названии города на Иртыше, но также в названии самой близкой к городу горной гряды. Я имею в виду горы Семейтау, расположенные всего в 40-50 километрах к северо-западу от нашего города.

Древнее слово «Семей» и новое название «Семь палат» чудесным образом совпали, в народе оба названия имели одинаковое использование. Таким образом,  переименование нашего древнего и вечно моло­дого города имел не только научно-историческую, но и серьезную  топонимическую основу. Как убедились, уникальность судьбы и истории нашего родного горо­да заключается в том, что они позволяют представить длительный отрезок времени, ощутить неразрывную связь глубокой древности и современной культуры.

Асан ОМАРОВ, кандидат философских наук, краевед, член Союза журналистов Казахстана



Читают так же

Борьба с коррупцией: оценка «неуд»

В нашей области в сфере противодействия и профилактики коррупции большие проблемы – в республиканском антирейтинге последние три года Восточный Казахстан с незавидным постоянством входит в тройку антилидеров по количеству коррупционных правонарушений.

8 Октября 2021

Вопрос ответ

все вопросы

Как выгнать пьющего зятя из квартиры?

- Не могу выгнать пьющего зятя из собственной квартиры. Дочь с семьей живет с нами. Ее муж пьет. Хотели выселить, обращались к участковому, но зять все равно приходит, говоря, что живет с семьей и выгнать его нельзя. Так ли это?

Валентина Николаевна

08.10.2021

Опрос

  • Читаете ли вы газеты?

Архив

Показать все за период:

Написать нам

Напишите нам

Прикрепить файл

Введите код

CAPTCHA