Спектр
  • :

Шакарим: коварное убийство и долгое забвение

18 Июля 2022
Просмотров: 274
Шакарим: коварное убийство и долгое забвение
Доброе имя Шакарима Кудайбердиева могли восстановить еще в 1963 году, когда по просьбе секретаря райкома Абайского района на родине мыслителя около четырех месяцев проработали писатели и ученые, вошедшие в состав специальной комиссии.


Опросив более 300 свидетелей, взяв 21 письменное свидетельское показание, тщательно изучив материалы следственного комитета КГБ и уголовного дела Шакарима, они пришли к единодушному мнению, что творческое наследие Кудайбердиева неоценимо для казахского народа и предоставили в ЦК Компартии Казахстана целый список произведений Шакарима, которые необходимо в первую очередь опубликовать. Преступление против народа, в котором обвинялся писатель, было признано клеветой, а дело — сфабрикованным убийцами обвиняемого.

 Следствие вели знатоки

Однако судьбоносное решение комиссии, изучавшей последние годы жизни и творчество Шакарима, так и осталось неизвестным широкому кругу общественности. В 1963 году все материалы, собранные комиссией, были засекречены и все это время хранились в фондах Центра документации новейшей истории Семея. Несколько лет назад, когда в центре в связи с празднованием 150-летия Шакарима была создана группа по изучению документов, связанных с его жизнью и творчеством, были обнаружены два неизвестных ранее дела.

— Материалы специальной комиссии хоть и значились под грифом «Секретно», но хранились в фондах общего доступа. Однако более 40 лет их никто не видел, сотрудники центра даже не подозревали об их существовании, — рассказывает ветеран архивного дела Талига Тусунбаева. — В фонде под №103 (Семипалатинский обкомпартии Казахстана) хранились дела 158 и 159. Они практически идентичны, только в деле, написанном на казахском языке, дополнительно подшиты все свидетельские показания, оправдывающие Шакарима. Люди в один голос утверждали, что великого казахского мыслителя ложно обвинили в сношениях с бандитами, представив его главарем банды. Но даже столь явные доказательства невиновности Шакарима в 1963 году не убедили членов Компартии Казахстана, что его имя и творчество стоит возвратить на подобающее место в казахской науке и литературе.

Инициатором изучения последних лет жизни Шакарима стал секретарь райкома партии Абайского района Карим Нурбаев. Человек неглупый, образованный, который понимал, что без творчества Шакарима Кудайбердиева культура казахского народа невосполнимо обеднела. Его предложение горячо поддержали в Семипалатинской области, прося центральный комитет Компартии КазССР не оставить без внимания их просьбу.

Осенью 1962 года была создана спецкомиссия. В нее вошли С. Машаков, О. Канафин, Ф. Маликов, М. Дуйсинов, Ж. Жумаканов и Т. Жароков. Председателем комиссии был назначен Х. Ергалиев. Виднейшие казахстанские ученые, писатели и литературоведы отнеслись к своим обязанностям более чем ответственно. За четыре месяца были опрошены более 300 свидетелей, многие из которых не только лично знали Шакарима, но и работали в 1931 году в местных органах ГПУ, ставшего впоследствии КГБ. Одновременно записывали и искали материалы литературного наследия поэта. Не погнушались члены комиссии изучить и материалы следственных органов, прокуратуры КГБ и архивные документы. Результаты их титанического труда можно смело назвать сенсацией. До того времени ни один человек не решался во весь голос заявить о невиновности Шакарима и о его значимости в науке Казахстана.

 

Величие Шакарима

Вот что удалось установить в ходе этого беспрецедентного расследования.

Рано потеряв отца Кудайберды, Шакарима берет под свое крыло его родной дядя Абай. Именно его благотворное влияние на развитие подростка определило дальнейшую судьбу юного Шакарима. Научившись читать в пятилетнем возрасте, мальчик закончил свое официальное образование в 9 лет в школе при местной мечети. Однако вся жизнь этого незаурядного человека прошла в упорных трудах и самообразовании. Свои первые стихи Шакарим посвятил Абаю. Но потом молодой человек увлекся собирательством. Но совету дяди, он стал ездить по аулам и зимовкам Шынгыстау, тщательно записывая казахский народный фольклор. Литература, история, география, естественные науки, физика, риторика, музыка — все привлекало его внимание. Одновременно Шакарим увлекается историей происхождения казахского народа. Собрав богатейший материал по этой теме, вскоре Шакарим написал свою первую книгу, актуальность которой до сих пор никем не оспаривается. Все историки современности, занимающиеся проблемой происхождения казахского народа, считают труд Шакарима одним из важнейших первоисточников.

Все тот же Абай отправил племянника в длительное путешествие. Шакарим не просто посетил Стамбул, Мекку и Египет. Находясь в этих городах и странах, он не упускал ни одной возможности для изучения истории и культуры арабского, турецкого и иранского народов. Кроме того, он старался постичь истинный смысл ислама, потому как истолкования Корана казахскими муллами, просвещенный ум Шакарима отказывался воспринимать как истину в последней инстанции. На обратном пути Шакарим задержался в Париже, где напряженно работал в архивах и библиотеках. Все собранные в этой поездке материалы ученый потом тщательно анализировал у себя дома.

 

Древо поэзии Шакарима

Одним из тяжких обвинений, инкриминированных Шакариму, был национализм самого низкого пошиба. Однако люди, выдвинувшие подобную версию, совершенно не знали мысли и чаяния поэта, нашедшие отражение в его творчестве. Как мог быть националистом человек, который своим идеалом считал философию ненасилия Льва Толстого? Человек, считавший своими учителями Пушкина, Лермонтова, Некрасова, чьи произведения он перевел на казахский язык? 

Шакарим придерживался методов воспитания детей, предложенных Львом Николаевичем. По его примеру, ученый не гнушался физическим трудом. Он никогда не отлынивал от пахоты и сбора урожая, пас скот, заготавливал дрова на зиму. И никогда не пренебрегал помощью женщинам. Более того, он презирал мужчин, унижающих достоинство женщины. Чванство, невежество, скаредность, стяжательство и хамство — эти человеческие пороки Шакарим никогда и никому не прощал, порицая их в своих бессмертных произведениях.

 

Отшельник Шынгыстау

Вторая половина жизни Шакакрима, когда он вплотную занялся лишь литературной деятельностью, была наполнена множеством политических событий. Реформы Столыпина, первая мировая война, национально-освободительное движение 1916 года, Февральская, Октябрьская революции, гражданская война. И все эти годы великий казахский поэт-мыслитель видел горе своего народа, голод, разруху. Да, он иногда поддавался своим первым порывам, романтически веря в новые идеи, как это было с деятельностью партии «Алаш», но вскоре он разочаровывается в бытие жизни и уходит в горы. Вырыв небольшую землянку, он в тиши природы работает, не покладая рук.

В материалах комиссии этот эпизод жизни нашего героя описывается так: «Комиссия установила, что в 1930-1931 годах в обстановке искривления генеральной линии партии в Казахстане, перегибщики на местах стали смотреть на поэта с недоверием, с испугом, видя в нем «бая», «хажи», постепенно изолируя его, не считаясь с его богатым творческим достоянием, без остатка отданного народу. Это послужило причиной того, что в последние годы, на 72 году жизни он, подобно Толстому, уходит в Чингизские горы.

Причину ухода он объясняет так:

Верили слухам, что я бай и кулак.

Не зная меня, давали оценку.

Боясь искренне говорить со мной, убегала от меня молодежь.

 Остался один я, как перст.

Кто-то пустил слух, что я впал в детство.

Кто-то твердил: «Он любил старину».

А мулла назвал вероотступником.

 Все ушли от меня, я остался один.

Разве я съел что-либо чужое?

Или накликал беду на вашу голову?

Теперь мои друзья карандаш и бумага».

 

Погиб поэт, невольник чести

За месяц до гибели поэта, 3 сентября 1931 года бандитская группировка напала на село Караул. После этого дерзкого налета банду вскорости ликвидировали. Однако через месяц вдруг оказывается, что ее «главарь» — Шакарим Кудайбердиев — спокойно живет все это время у себя в землянке. 2 октября начальник местной администрации Карасартов вместе со своим помощником Халитовым загодя отправляют Шакариму лошадь в полной сбруе, приглашая поэта для беседы в Караул. Где же было знать отшельнику, что лошадь эта принадлежала недавно убитому чекисту? Карасартов и Халитов, не дожидаясь Шакарима, отправились к нему навстречу. Это произошло в урочище Керепетас. Карасартов выстрелил Шакариму в плечо, а Халитов убил поэта, выстрелив в него во второй раз.

Неудивительно, что жертву подлого убийства обвинили в преступлениях против народа. Ведь следствие по делу Шакарима вели его же убийцы. Лишь во время работы спецкомиссии в 1962-1963 годах свидетели этого бесчинства решились написать в своих показаниях правду. Все, как один говорили о невиновности поэта. Некоторые даже признались, что были вынуждены оболгать великого человека, так как Карасартов запирал их под замок в местной тюрьме, запугивая и угрожая смертью.

«В условиях 1931 года, — оценивают члены комиссии, — обвинение в совершении преступлений, предусмотренных статьей 58 а, объявление его врагом народа, были достаточным основанием для оправдания его расстрела». И далее: «Ныне, рассматривая материалы, связанные с обвинением Шакарима в связях с бандитами, нетрудно увидеть, что они несут на себе следы спешки и недостоверны. Нельзя скрывать, что перегибы и насилия были в те годы в Казахстане, получили они распространение и в одном из его районов — Чингиз-тау. Шакарим стал жертвой такого перегиба и нарушения социалистической законности. В результате поставлен крест на все богатейшее творческое наследие крупнейшего казахского поэта, погибшего в возрасте 73 лет».

Удивительно, что подобные выводы о значении творчества Шакарима были сделаны еще в начале 60-х годов. Ведь, несмотря на настоятельные рекомендации комиссии, ни одно из произведений Шакарима так и не было опубликовано. Лишь в начале 90-х годов, когда лозунги перестройки и гласности возымели свое действие, яркая звезда Шакарима засияла в полную силу.

 «Комиссия обратила также внимание на обвинение уголовного и политического характера, приписанные ему (Шакариму — авт.), и считает своим гражданским долгом высказать мнение по этому поводу. По всем вопросам  члены комиссии пришли к единодушному мнению: доложить ЦК КП Казахстана подлинную правду о жизни и творчестве Шакарима Кудайбердиева».

 

Выдержки из материалов дела

«Читая стихи Шакарима, нетрудно понять — национализм, симпатии «Алаш» были вообще чужды внутреннему убеждению этого человека».

 «Дерево поэзии Шакарима возросло на чистой народной почве, на почве интернационализма».

 «Человека убили дважды: расстреляли и очернили его доброе имя».

Екатерина ГУЛЯЕВА



ФОТО: mysl.kazgazeta.kz



Вопрос ответ

все вопросы

Опрос

  • Читаете ли вы газеты?

Архив

Показать все за период:

Написать нам

Напишите нам

Прикрепить файл

Введите код

CAPTCHA