Спектр
  • :

Проект «Абай әлемі»: Люди и книги

30 Марта 2021
Просмотров: 1235
Проект «Абай әлемі»: Люди и книги
С древнейших времён каждый большой или малый народ стремился сохранить свою идентичность: язык, культуру, традиции, обычаи, одежду, кухню и, конечно же, национальную литературу, как фундамент государственности.


Литературное творчество сложный  процесс созидания. Это тяжёлый труд, в конце которого не ждёшь вознаграждения и почестей. Очень часто слава и признание  приходят  после смерти автора. Во все времена поэт и писатель был одинок в своём творчестве, не ждал  «манны небесной» или другого чуда, а полагался на собственные силы. Работа над книгой длится месяцы и месяцы, а иногда целые годы. Пушкин работал над «Евгением Онегиным» несколько лет. Столько же времени затратил Камоэнс на создание «Лузиады».

Но, рано или поздно, наступает тот день и та минута, когда вашей рукой  или чьей-нибудь другой будет поставлена последняя точка. Тут-то появляется, наверное, самый паскудный в жизни каждого автора вопрос: как и на какие  средства опубликовать шедевр бессмертного творчества?

Долгие годы и меня мучил тот же вопрос. Возможно, услышав наши мольбы,  государство, в лице акима  ВКО Даниала  Ахметова, пошло навстречу нам, бедным художникам слова. По его инициативе был учреждён проект «Абай әлемі», в котором могли бы участвовать местные современные авторы, помимо признанных  классиков, успевших вкусить славы ещё при жизни, но при этом не желавших делиться ею и после своей  смерти: Абай, Шакарим, Мухтар Ауэзов, Фёдор Достоевский,  Анатолий Иванов. 

Кроме собственно художественной литературы, представленной менее известными авторами, в список за 2019 год были включены сочинения местных  краеведов, которые вышли отдельным томом: С. Черных «Неутомимый  краевед»  и сборник  «Краеведы XIX-XX веков о Восточном Казахстане». В прошедшем,  2020 году, были изданы литературоведческие статьи «Абайтану. Тандамалы» в пяти томах. А в 2021 году запланировано издание произведения  местных детских писателей Евгения Титаева и Айман Шарипхановой. Последняя, кстати, наш коллега – корреспондент газеты «Спектр». Будем надеяться, что 2021 и 2022 годы дадут новые имена неизвестных  авторов, на которых и рассчитан  проект печатной  книги.

Жизнь книги, как и жизнь человека, сложна, трагична, в иные моменты истории она возрождается, как феникс после забвенья и смерти. Книга - это часть души человека,который её создал, вызвав к жизни, своей богатой фантазией и воображеньем, дотоле неясные образы и видения.

Сегодня много говорят о национальном характере, менталитете казахского народа. Но задумывался ли кто всерьёз о том, что 50 % национальной идентификации наследуется через генетический код нации, на который имеет огромное влияние, кроме языка, кухни, одежды и литературное творчество народа: сказки, мифы, сказания, а также произведения современников. Ну, а остальные 50% нравственно-психологического портрета современного человека формируется СМИ и личностными качествами самого индивида.

В свою очередь, современные авторы, да и сказители древности, не были свободны от влияния того общества, на которое пытались воздействовать с помощью своего произведения. Нередко и книги начинали жить собственной жизнью, обрастая мифами и слухами.

Роман нашего земляка Анатолия Иванова «Тени исчезают в полдень», включённый в литературную серию «Абай әлемі» и переизданный в 2018 году, является таким вот примером. В 1971 году киностудией «Мосфильм» был снят советский телесериал-сага по одноимённому роману Анатолия Иванова «Тени исчезают в полдень». Роль Ольги Вороновой сыграла студентка ВГИКа Галина Логинова, мать голливудской кинозвезды Миллы Йовович. При появлении в российских СМИ информации о Милле Йовович обязательно делается акцент на её русско-сербское происхождение. Среди журналистов вошло в привычку за краткими сведениями о матери, Галине Логиновой, всенепременно упомянуть сериал «Тени исчезают в полдень», где она сыграла далеко не главную роль.

И это всего лишь один из примеров того, что книги начинают жить собственной жизнью, обрастая легендами и мифами, после выхода в печать.

В середине 1980-х годов я был в командировке от семипалатинского предприятия связи в Горьком, нынешнем Нижнем Новгороде, на автозаводе. Среди нас, командировочных, был один старший товарищ по фамилии Анакин, который частенько декламировал стихи Шакарима. Для меня это было в диковинку, что именно русский человек сыплет цитатами из запрещённого в то время Шакарима, когда не каждый казах, не то чтобы не слышал о его произведениях, но и не подозревал о самом существовании такого поэта.

Причиной такого неведения было забвение, запрет на произведения Шакарима. Несмотря на решение Генеральной прокуратуры СССР от 29 декабря 1958 года о реабилитации Шакарима Кудайбердиева за отсутствием состава преступления, запрет на публикацию его трудов сохранялся. Ошибочное мнение об его «буржуазном национализме» продолжало культивироваться в общественном сознании. Причиной этого было его участие в национально-освободительном движений «Алаш» и неприятие Советской власти. Вследствие чего было его добровольное удаление в 1922 году в местечко Шакпан ,в горах Чингистау, как индивидуальный протест, отказ воспевать новую жизнь  и жестокую политику силы, повсеместно насаждавшийся большевиками.

Естественно, такое поведение известного поэта и философа шло в разрез с планом Малого Октября Филиппа Голощёкина, требовавшего от местных властей немедленной изоляции социально опасных элементов степного общества или даже физической ликвидации их без суда и следствия. Шакарим Кудайбердиев был зверски убит сотрудником ГПУ Абзалом Карасартовым и тайно спрятан в степном колодце, где тело поэта пролежало целых 30 лет.

Асылхан Мамашулы в своей статье «Реабилитация Шакарима как зеркало саботажа нравственного очищения» написал: «Убийство Шакарима – одна из трагических страниц в истории казахской гуманитарной мысли».

Шакарима убивали дважды: сначала физически, а затем и морально. Абзал Карасартов, даже после того, как поэт был реабилитирован, всячески воспрепятствовал реабилитации памяти, даже его мыслей, духовного наследия.

В статье «Мы знаем, кто стрелял в Шакарима» поэт Хамит Ергалиев вспоминает, что Карасартов приходил в Союз писателей Казахстана, стучал по столу и требовал: «привлечьк ответственности лиц, которые пытаются реабилитировать главаря банды».

Против реабилитации духовного наследия Шакарима Кудайбердиева выступили и потомки Абзала Карасартова. В феврале 1987 года житель Караганды Маз Карасартов написал письмо писателю Мухтару Магауину, протестуя против факта включения стихотворений и биографии Шакарима в сборник «Поэты Казахстана», вышедшего в печать в ленинградском издательстве в конце семидесятых.

Но, вновь возвращаясь в далёкие восьмидесятые, каюсь, что первый урок национальной литературы мне преподал русский Анакин, простой электромонтёр связи. И он же, между прочим, рассказал про один интересный факт столетней давности, прямо касающейся моей семьи.

Однажды он спросил меня: «Знаешь, кто такой Мусабай?» Разумеется, я слышал о своём родственнике, почтенном старике Мусабае, но время было тогда другое, могли не так понять.Из низменного чувства самосохранения ответил вопросом на вопрос: «А кто это?» Реакция на моё незнание таких фактов последовала незамедлительно: «Эх, ты! Это богатейший бай на обоих берегах Иртыша. Он завалил канцелярию генерал-губернатора жалобами на Абая Кунанбаева. Но жалобы оставили без ответа, так как сам Абайи его отец были лояльны к царской России, а жалобщики бунтовали, поддержали Кенесары Касымова».

До этого я уже слышал что-то подобное из разговоров аульных стариков и родного деда по материнской линии. Эта история близко затронула прошлое двух родов и их отношения между собой. На полпути к кочевьям тобыкты поселились изгои и безлошадные со всех родов, которые кормились с земли, засевая её по весне просом, а ближе к осени самые отчаянные из них промышляли барымтой. Когда казахским родам, кочевавшим у Иртыша, барымта нанесла существенный урон животноводческим хозяйствам региона, они решились на крайние меры. И, как говорят у нас в Одессе, уважаемые люди степи вынесли барымтачам заочный приговор смутьянам: «немножко их вешать».

Мои сородичи были не самые жестокие люди, таков был степной закон, по которому велись спорные и судебные разбирательства в казахских аулах с согласия русской администрации. Тогда за барымтачей вступился Абай и отстоял их от неминуемой расправы, в полной мере использовав своё красноречие, а, возможно, и цитаты из «Слов назиданий» для воздействия на участников судебного разбирательства.

В проекте «Абай әлемі» включён двухтомник собраний сочинений Абая, где кроме поэтического наследия и «Слова назидания», с которыми связаны мои воспоминания детства. В летние дни старики с нашей маленькой улицы железнодорожного посёлка Чаган собирались вечерами на искусственной земляной горке, где мы, мальчишки, скатывались зимой на санках. Там они садились в кружок вокруг книжника и бывшего барымтача, который зачитывал им вслух отрывки из «Слов назидания» Абая, в конце чтения ожидая одобрения слушателей или обсуждения и оценки.

За прошедшие сто лет Абай и его поэтическое наследие, войдя через широко распахнутые двери домов казахских семей, воспитали не одно поколение. Двое, если и не прямых потомков Мусабая, но очень близких его родственников, являются на сегодняшний день специалистами абаеведами, авторами журнальных публикаций и книг «Абайтану», это братья Досым и Асан Омаровы. А основоположником научного абаеведения стал выдающийся учёный Каюм Мухамедханов, другой сородич Мусабая. Благодаря его же стараниям, с неоднократными обращениями во все инстанции, начиная с конца сороковых годов ХХ века, были реабилитированы литературные труды Шакарима в конце восьмидесятых годов. 7 апреля 1988 года Каюм Мухамедханов получил телеграмму от известного писателя Ади Шарипова: «Поздравляю, Шакарим реабилитирован директивными органами».

14 апреля 1988 года в газете «Казахстанская правда», а затем и в других республиканских изданиях, был опубликован материал «В Центральном комитете Компартий Казахстана. О творческом наследии Шакарима». Основанием этого документа послужило письмо Каюма Мухамедханова к первому секретарю ЦК компартий Казахской ССР Геннадию Колбину. На следующий день после выхода этого документа в «Казахстанской правде» началась публикация серии научно-исследовательских статей о Шакариме и его произведений, подготовленных к печати Каюмом Мухамедхановым.

Стараниями казахского писателя и литературоведа Мухтара Магауина ,были собраны из разрозненных источников и опубликованы книги Шакарима. Они были возвращены казахскому народу, спустя более полувека запрета и забвенья.

Надеюсь, что в проекте «Абай әлемі» никакие потомки Абзала Карасартова не испортят нам праздника общения с творческим наследием Шакарима Кудайбердиева.

Турсынгазы АБЫЛКАСОВ



Вопрос ответ

все вопросы

Как выгнать пьющего зятя из квартиры?

- Не могу выгнать пьющего зятя из собственной квартиры. Дочь с семьей живет с нами. Ее муж пьет. Хотели выселить, обращались к участковому, но зять все равно приходит, говоря, что живет с семьей и выгнать его нельзя. Так ли это?

Валентина Николаевна

08.10.2021

Опрос

  • Читаете ли вы газеты?

Архив

Показать все за период:

Написать нам

Напишите нам

Прикрепить файл

Введите код

CAPTCHA