Спектр
  • :
  • USD 341.61 +0.66
  • RUB 5.9 +0.03
  • EUR 410.27 +1.54

Всё вокруг дорожает, цены растут как на дрожжах

17 Сентября 2017
Просмотров: 177
Всё вокруг дорожает, цены растут как на дрожжах
 Жизнь пошла сегодня дорогая. Не сама по себе жизнь (жизнь сама по себе бесценна, настолько дорого она стоит, что оценить её невозможно), а именно материальное обеспечение в нервном процессе её проживания обходится людям дорого. Причём всё так устроено, что жизненное это обеспечение вообще никогда не дешевеет, а только всё дорожает и дорожает. Цены на продукты растут, тарифы на комуслуги повышаются, в школу собрать ребёнка – дороже и дороже, купить или построить себе жильё простому смертному (по найму за зарплату трудящемуся) вообще невозможно. 

И в очередь на бесплатное жильё трудно встать, даже если оно положено по закону. Вон, про сорокалетнего детдомовца писали недавно, который мыкается по жизни безо всякой помощи и без жилья (про Виктора Эндерса), - ну и что? Как не ставили в очередь на получение квартиры от государства, предусмотренной для таких как он законом, так и не ставят. Снова позвонил недавно, спрашивает: «Что делать?» Жить дальше. Жизнь-то сама по себе, слава Всевышнему, бесценна. То есть живи и живи себе бесплатно. Сколько хочешь, столько и живи, без помощи, без крыши над головой, на одну свою крошечную зарплату. Можно ещё в суд обратиться, например, чтобы в очередь по решению суда поставили. А потом, если удастся выиграть, подождать ещё лет сорок своей очереди. Там уже, скорее всего, не так важно будет: дадут в этой жизни жильё, положенное по закону, или не дадут. 
Проезд в общественном транспорте недавно подорожал сразу на 20 тенге. А как же ему было не подорожать? Всё вокруг дорожает, цены растут как на дрожжах, один только тариф на услуги перевозчиков по городу оставался демократичным. Теперь и он вздорожал. Всё правильно. Как же иначе? Отныне туда-сюда прокатиться одному человеку 160 тенге стоит. А если с ребёнком, то 240 тенге. А если дорога в один конец пролегает через две маршрутки (бывает, что на работу приходится добираться на двух маршрутках), тогда одна поездка туда-сюда обойдётся уже в 320 тенге, вместе с ребёнком – 480. В подавляющем большинстве мы тут у себя в родном городе зарабатываем по полторы тысячи в день (а то и вовсе по тысяче). Отнимем из заработка 320 тенге на дорогу (или как минимум 160), отнимем 200 тенге за пресловутые два пирожка, потраченные на обеденный перекус. Заодно отнимем энную сумму (тут у всех по-разному) на таблетки от гастрита, полученного в результате каждодневного перекуса чудовищными пирожками. Отнимем всё, что мы должны по счетам за комуслуги (вычислим, сколько за день должны в разные кассы и отнимем из однодневной заработной платы). Вот и всё, больше не из чего отнимать: мы уже в минусе! Хотя  многие основополагающие моменты бренного нашего существования ещё не учтены, а мы уже в минусе, выражаясь культурным (без применения слов из народного диалекта) языком. 
Помимо всего прочего мы ещё в большинстве своём должны оплачивать эксплуатационные расходы в КСК. И если по всем другим статьям расходов у нас есть хотя бы какой-нибудь выбор и понимание целесообразности этого выбора, то здесь у нас ни выбора нет, ни понимания, ни возможности что-либо проверить, притом, что полагаться на рациональное использование собранных в кассе КСК средств мы тоже не можем. Ну, например, мы сами решаем, тратить нам деньги на общественный транспорт, или дешевле такси заказать, или на своём автомобиле по городу лучше передвигаться, или вообще дома сидеть – сами решаем. То же и с электричеством: сами решаем, вкрутить лишнюю лампочку или не стоит, все электроприборы разом включить и не выключать их никогда или совсем электричеством не пользоваться, а перейти на первобытно-общинный образ жизни – сами решаем. В магазине мы сами решаем, какую булочку нам купить – за 20 тенге, или за 60, или совсем не покупать ни булочек, ни хлеба – сами решаем. А вот с КСК мы ничего решить не можем. Мы понимаем, что должны ежемесячно платить туда деньги, зато – куда они идут, эти наши деньги? – не понимаем. Конечно же, и само собой разумеется, есть закон, регулирующий отношения между работниками КСК и жильцами (закон о жилищных отношениях). Закон есть, но нам, как правило, ни жарко ни холодно от этого. Мы понимаем, что должны платить, и не понимаем – за что? Кроме того, что уборщица в подъезде пол помоет раз в неделю, а дворник двор подметёт – ничего не видно, не слышно, неизвестно, непонятно. Да и ни к чему это нам – понимать, на что наши деньги тратятся, кто и с какой целью их расходует, и почему их расходует именно он, а не кто-то другой, и именно с этой целью. Ни к чему нам всем этим интересоваться. Кто хоть раз поинтересовался – пожалел. Так всё устроено, чтобы не интересоваться. 
Но люди интересуются (это же их деньги), и в результате им удаётся иногда отстоять свою точку зрения в суде. Например, жительница дома по ул. Крестьянская, 45 предъявила своему ПКСК «Победы 16-18» иск с требованием признать недействительным протокол якобы состоявшегося собрания, которое якобы решило оплачивать ОДН за счёт жильцов, а не из кассы КСК, как это было раньше, и соответственно эта статья расходов была включена в тариф. Предъявила иск и выиграла его, о чём мы в прошлом номере более или менее подробно рассказали. Были отклики. Их было достаточно для того, чтобы понять: людям не всё равно, тема острая, больная, и если каждый сам её не поднимает, то только потому, опять же, что – себе дороже. Припомнили звонившие и газовую историю 2015-го года, когда тариф на газ неожиданно уменьшился, а КСК, глазом не моргнув, продолжил собирать деньги с жильцов за газ по прежнему тарифу, то есть стал незаконно с них собирать «лишние», никем не учтённые деньги. Можно ещё так сказать, что КСК стал перепродавать газ, заправляемый газовиками в газгольдеры, по более высокой цене. Наиболее неравнодушные ко всему вокруг происходящему жильцы обратились тогда в нашу редакцию с просьбой выяснить: куда идут незаконно собираемые средства? На что они тратятся? Мы попытались этот вопрос прояснить, но логичного и одновременно здравого ответа получить от руководства КСК не получилось. Да и кто тогда был на самом деле руководителем 
КСК – непонятно. Ведь представившаяся тогда управляющей жилищным кооперативом госпожа Мусина на тот момент не была зарегистрирована в юстиции в этой должности, а право подписи финансово значимых документов в банке имел господин Рульков, который вообще никогда не был зарегистрирован в юстиции как руководитель этого КСК, хотя до 2012-го года был в нём главным. В результате после той публикации про газ, который подешевел, но не для всех, некоторые другие КСК, поймавшиеся на незаконных сборах денежных средств, немедленно вернули «лишние» деньги жильцам, их переплатившим. Некоторые вернули, но среди них не было КСК «Победы 16-18», - крепкий орешек, что тут ещё скажешь? На незаконно собранные средства КСК неожиданно поменял десятки внезапно вышедших из строя кранов, не спрашивая на это согласия жильцов. 
На суде, рассмотревшем иск отдельной жительницы к ПКСК «Победы 16-18» по ОДН, выяснилась фальсификация документов, в том числе подделка подписей в опросных листах. Опросные листы – это такая волшебная штука, настолько несложная в употреблении, что ею с удовольствием пользуются все КСК и практически всегда добиваются желаемых результатов. Про опросные листы мы все хорошо наслышаны, но не каждый, наверное, знает о том, что вот эти самые опросные листы обходятся жильцам в копеечку. Вот документ, свидетельствующий о том, что за проведённый якобы опрос ПКСК «Победы 16-18» заплатил человеку, в нём задействованному, 17 тысяч тенге. То есть, мало того, что подписи в нём подделаны и он не отражает истинного положения дел по заданной опросником теме, так за проведение этого опроса ещё и деньги заплачены из кассы КСК, пополняемой исключительно деньгами жильцов. Сколько таких опросов проведено? Сколько средств на это потрачено? Тех самых средств, которые мы думаем, что КСК тратит на нужды дома, на его достойное содержание?
Помимо эксплуатационных расходов многие КСК собирают с нас дополнительные средства на решение той или иной проблемы, связанной с добросовестным содержанием дома. Например, крышу надо отремонтировать – собирают, надо в подвале лежаки поменять – собирают, что-нибудь ещё внезапно возникло и понадобилось – собирают. И главная беда здесь даже не в том, что это в большинстве случаев незаконно (на собраниях нет кворума, на них невозможно принять никакого решения, а опросники – липовые, хотя и платные), а в том, что после сбора дополнительных денежных средств нет отчётов о том, куда они потрачены. Нет актов приёма выполненных работ, нет понятных, не вызывающих вопросов смет, а то и вовсе никаких смет нет, нет чеков, подтверждающих закуп материалов – ничего нет. Благо, если что-нибудь сделано, но бывает и так, что и не сделано ничего. На примере попавшего в настоящий момент в поле зрения ПКСК «Победы 16-18» можно подтвердить этот постулат: целевые деньги собирают, но куда эти деньги потом расходуются – непонятно. В 2012-м году в доме по Победы, 18 была затеяна замена коммуникаций горячего водоснабжения и соответственно собраны деньги с жильцов на эту затею. В один миллион триста сорок четыре тысячи тенге КСК оценил выполненный ремонт в подвале. Однако когда в 2013-м году специалисты ЖКХ визуально осматривали подвал, то они почему-то выполненного на полтора почти миллиона тенге ремонта не увидели. Наоборот, они увидели ржавчину, коррозию, протечки, правда, ещё частичную замену железных труб на пластиковые они заметили, но это в рамки понятия капитального ремонта не входит. В 2014-м году – то же самое плюс отсутствие теплоизоляции. И в 2016-м – то же плюс свищи, хомуты, протечки, да ещё манометры с термометрами не в том месте установлены.  Это, конечно, не означает, что КСК не делал ничего, но специалисты ЖКХ выполненного в 2012-м году на полтора миллиона тенге ремонта коммуникаций горячего водоснабжения не заметили, это факт, задокументированный в протоколах осмотра.
Между тем жилищный этот кооператив трудится на благо жильцов восьми многоэтажек, что называется, во все лопатки. В соответствии с отчётом о проделанной работе в 2016-м году со всех домов в кассу ПКСК поступило 8 млн 630 тенге, а потрачено целых 9 млн 077 тенге. То есть потрачено даже больше, чем получено. Притом, что средний процент оплаты комуслуг  приближен к максимуму и составляет 97 процентов. Это в целом по восьми домам. А конкретно по двум многоэтажкам, по Победы 16 и Победы 18, не так всё просто.  Здесь согласно отчёту управляющей ПКСК расходы  в 2016-м году составили 639 755 тенге, а в соответствии с бухгалтерским отчётом израсходовано   2 738 461.  Расхождение между двумя основополагающими отчётами, ни много ни мало, более двух миллионов тенге. Бухгалтер отчитывается, что они потрачены, а управляющая не может объяснить: на что?
С другой стороны, деньги - это такая субстанция, которой никогда не бывает много и которой никогда не хватает, и хочется, чтобы её было всё больше и больше. Удивительно, что за очень маленькую зарплату (управляющая – 34 тысячи тенге, бухгалтер – 19 тысяч тенге) люди согласны выполнять гигантский объём работ, управляя сразу восьмью городскими многоэтажками. Даже родственников к работе привлекают. Так, например, дочка бухгалтера ПКСК сразу по трём табельным номерам зарплату получает, в том числе и как техничка получает она зарплату. Правда, никто из опрошенных мною жильцов в роли технички её не видел ни разу, но есть же ещё и не опрошенные, и они, возможно, видели. Как бы там ни было, в период с 21.02.17 по 28.02.17 ей, не значащейся в штатном расписании ни в какой должности, было выплачено в качестве зарплаты 140 тысяч тенге.  
Наверное, потому, что зарплаты в ПКСК маленькие, сантехнику доверяют ещё много чего и соответственно это много чего оплачивают. Например, ему доверяют осуществлять ремонт электрооборудования, устанавливать лавочки у подъездов. 
5 555 тенге стоит установка одной такой лавочки. Ещё он может электрический патрон поменять за 1 111 тенге,  мусорный бак отремонтировать за 5 501, ливнёвку за 10 тысяч тенге заварить, и многое другое может сделать сантехник за дополнительную оплату. Оно и понятно, жизнь нынче сильно вздорожала (мы об этом в самом начале говорили уже), бесплатно никто работать не станет. С другой стороны, менять патроны и получать по 1 111 тенге за каждый поменянный патрон – это впечатляет. Также как и лавочку установить за 5 555 тенге. Может, на Победе земля слишком твёрдая? Копаешь её, копаешь, а она всё не копается и не копается, и поэтому два брёвнышка в неё вкопать – трудно?
Больше всего меня израсходованная из касса ПКСК сумма на поездку в суд удивила – 38 840 тенге. В 2016-м году состоялась эта замечательно дорогостоящая поездка в суд, которую, выходит, оплатили жильцы, хотя эксплуатационные расходы на это дело не должны расходоваться. Если поехали в суд и выиграли его, расходы должен оплатить проигравший, если проиграли, сами, стало быть, виноваты, платите из своего кармана. При чём тут жильцы? Они же деньги на содержание дома собирают, а не для того, чтобы судиться.
Хотелось бы на позитивной ноте завершить повествование. Итак, что у нас сегодня из позитивного? Из позитивного у нас сегодня – лето. Оно, хотя и заканчивается, но пара недель для перестройки на осень ещё есть. Вот же, осень уже совсем скоро. А там, глазом не успеешь моргнуть, зима. Кошмар.
Наталья ДРОЗДЕЦКАЯ



Вопрос ответ

все вопросы

Новая подпись

- Мне скоро менять удостоверение личности. Могу ли я изменить свою подпись?
Э. Фисенко
06.09.2017

Что выбрать?

 - Что лучше: дарственная или завещание?
Ш. Накипова
06.09.2017

Паспорт для ПМЖ

- У меня есть сын, ему 4 годика. У него в свидетельстве о рождении в графе «отчество» стоит прочерк, отчества нет. Я хочу переехать с сыном в Россию на ПМЖ. Не возникнут ли у меня проблемы из-за того, что у него нет отчества? Фамилия у сына моя. И какие документы нужны при переезде с сыном...
09.08.2017

Опрос

  • Читаете ли вы газеты?

Архив

Показать все за период:


Написать нам

Напишите нам

Прикрепить файл

Введите код

CAPTCHA