Спектр
  • :

«Половина играет на откатах». Казахстанский тренер переехал в Россию и рассказал всю правду о хоккее в стране

13 Декабря 2020
Просмотров: 1264
«Половина играет на откатах». Казахстанский тренер переехал в Россию и рассказал всю правду о хоккее в стране
Многим казахстанским любителям хоккея с шайбой известны такие игроки, как Никита Михайлис и Егор Коршков, постигавшие азы этого вида спорта в сатпаевской школе «Казахмыс». Та их команда громила с неприличным счетом российских сверстников, а уж казахстанских и подавно. Однако, несмотря на такие результаты и амбициозные планы руководства канувшего в лету хоккейного клуба «Казахмыс» по развитию хоккея в Сатпаеве, немногим впоследствии удалось завоевать места в командах мастеров. 

Голкипер «Казахмыса»-1995 Андрей Зябкин продолжает хоккейную карьеру, но уже в качестве детского тренера, передавая свой опыт подрастающему поколению. Российскому ...

Корреспондент республиканского-интернет портала решил связаться с Андреем Зябкиным, чтобы узнать о причинах, побудивших его покинуть Казахстан, а также обсудить вопросы развития детско-юношеского хоккея с шайбой в нашей стране.

— Андрей, откуда ты родом?
— Мой родной город — Караганда, всегда вспоминаю и говорю о нем только с теплотой. Куда бы ни приехал, все спрашивают: где играл? Ответ напрашивается сам собой 1xbet беларусь (Смеется).

— Во сколько лет начал заниматься хоккеем. Кто был твоим первым тренером?
— Впервые на коньки меня поставил папа в 3 с половиной года, ближе к 5-ти начал регулярно ходить в ледовый дворец «Октябрьский» — ныне «Акжолтай». Помню, тогда мы тренировались во дворце на полплощадки, потому что другая половина была растоплена из-за поломки оборудования. А потом и вовсе перешли заниматься на улицу... Первыми моими тренерами были Виталий Геннадьевич Кабыш и Валерий Альбертович Накипов, достаточно известные в Караганде специалисты. Начинал заниматься на позиции крайнего нападающего, но меня вечно манила красивая вратарская форма — и в возрасте 8-9 лет я сменил амплуа.

— У каких специалистов занимался впоследствии?
— Занимался у многих, но больше всего спортивных знаний вложили в меня Сергей Викторович Петров, Михаил Николаевич Комисаренко, Николай Владимирович Колиоглов. Один тренер не может дать абсолютно все знания, у меня получилось так, что сразу несколько вложились в меня.

— Помимо вышеперечисленных специалистов ты ведь занимался и у Георгия Верещагина с Юрием Михайлисом.
— Да, действительно, — я тренировался под руководством Верещагина и Михайлиса. Недавно осмыслял работу под их руководством — и пришел к выводу, что Верещагину повезло с нашим возрастом и с «Казахмысом». Каких-то чудодейственных методик за ним не заметил. К Михайлису вопросов нет.

— Как оценишь их работу в «Барысе»?
— Видно, что тренеры потеряли контроль. Номинально Михайлис — главный тренер исполняет роль мотиватора, но всю тактику строил Верещагин — отсюда и проблемы. А оценку их работе пусть дают руководство и болельщики.

— Несколько лет ты воспитывался в сатпаевской школе хоккея. Часто вспоминаешь те годы?
— Корпорация «Казахмыс» показала, что при должном внимании можно воспитывать плеяды классных хоккеистов. Многие говорят, что наш 95-й год был сверхталантливым — но это не так! Были созданы очень шикарные условия для развития, начиная от бытовых мелочей, заканчивая спортивными, поездки в ближнее и дальнее зарубежье — Чехия, Финляндия, Швеция, Канада. Уникальный случай для нашего хоккея. Думаю, в ближайшем будущем нам этого не достичь при нынешнем управлении.

— А что не так с нынешним управлением?
— Нынешние управляющие стремятся скорее освоить выделенный бюджет, хотя хоккей — это долгосрочный вид спорта. То есть, если в начале подготовки деньги есть на все, то ближе к концу команду даже не могут накормить.

— Ты играл вместе с известными теперь хоккеистами из КХЛ Никитой Михайлисом и Егором Коршковым. На данный момент поддерживаешь с ними общение?
— Да, действительно, играли вместе. С Коршковым даже учились в одном классе. Связь очень редко поддерживаем — наверное, полгода назад списывались с Егором. С Никитой давно не общались...

— Как развивалась твоя игровая карьера на профессиональном уровне?
— Профессиональной карьерой ее и назвать нельзя, ведь поиграть на взрослом уровне, к сожалению, так и не довелось. Но факт, что без помощи больших дядь я попал в команду мастеров и там достаточно многому научился у мастеровитых ребят.

— В связи с чем так рано завершил карьеру игроку?
— Закончил только по своей ошибке, только из-за своего непрофессионализма — где-то психологически не сломал себя. На данный момент я там, где должен быть.

— Что больше всего запомнилось за годы выступлений?
— Запомнилась работа с Душаном Грегором — и его подход к ней, его заряженность, донесение своих идей, особенная работа с молодыми игроками.

— Почему решил заняться тренерской деятельностью?
— Поступил в университет на физическое воспитание в игровых видах спорта, потихоньку начал учиться. К тренерской работе я пришел осознанно, ведь работал в разных сферах деятельности, которые не связаны со спортом. Потом пришел в родную карагандинскую школу к Сергею Викторовичу Петрову и попросил взять меня на работу — и так закрутилось, завертелось.

— Насколько мне известно, ты работал детским тренером в Алматы. Как туда попал?
— В Алматы попал случайно: позвонил старший товарищ, с которым вместе играли, и сказал, что им нужен тренер по вратарям — я с удовольствием согласился и поехал. На тот момент третий год работал по профессии и параллельно учился. В Алматы большой хоккейный потенциал и можно выстроить крепкую вертикаль, но беда в том, что все клубы заточены на коммерцию и воспитывают детей в любительские лиги.

— Что значит — заточены на коммерцию?
— Коммерция осуществляется посредством дополнительной подкатки, мастер-классов, непонятных сборов во время сезона... За родительский счет.

— Каковы, вообще, проблемы развития детско-юношеского хоккея в Казахстане?
— Развитие самих детей на высоком уровне, но вопрос лежит в другой плоскости. Многие тренеры, «специалисты» не хотят развиваться, не хотят прокачивать свой уровень, не хотят быть самодисциплинированными — быть настоящими профессионалами. Они думают — раз они тренеры, им можно все. Слова им не скажи! Готовят детей так, как готовили их самих, а это шаг к неизбежному поражению. Тренер — это враг закостенелости, тренер каждый день обязан вносить в свою работу что-то новое. Я еще не состоялся как тренер — только в начале своего длинного и трудного пути, и мне предстоит многому научиться, многие привычки сломать в себе.

— В целом, как обстоят дела с финансированием казахстанского детского хоккея?
— Финансирование в принципе очень тонкая штука, но крайне мало выделяют на развитие детей — не только в хоккее, но и в любом другом направлении. До многих чиновников еще не дошло, что дети — это будущее страны, и в них нужно вкладывать с максимальным усилием.

— Как я понимаю, на данный момент ты работаешь России. Что послужило причиной переезда?
— Причина переезда только одна — саморазвитие, достижение высоких целей. Я не разочаровался в тренерской работе и не разочаровался в Казахстане! Но нынешняя ситуация такова, что учиться в Казахстане не у кого. Конкуренции нет. Есть только небольшая кучка тренеров, которая замкнула все на себе и занимается коммерцией.

— Расскажи немного о своем нынешнем месте работы.
— Работаю в городе Сибай, Республика Башкортостан — хоккейный клуб «Горняк». На данный момент готовимся к отборочным играм на чемпионат России в дивизион Урал — Западная Сибирь.

— Можешь сравнить уровень детского хоккея в России и Казахстане?
— В российском хоккее проблемы схожи с нашими, но здесь и конкуренция присутствует, и есть, у кого учиться.

— До момента переезда в Россию ты поработал в Узбекистане — в Ташкенте. Как так получилось?
— Близкий друг, который разбирается в хоккее и немало лет отработал в командах мастеров, переехал туда жить. Я на тот момент еще в Алматы работал. В один из дней раздается звонок с предложением попробовать свои силы в Узбекистане, я с удовольствием туда поехал — только потому, что меня позвал именно он. Предложения от других не рассматривал бы.

Ташкент — чудесный город, сама жизнь в нем спокойная и размеренная. Впервые увидел, как город с населением в 3-4 миллиона жителей после 10 часов вечера останавливается, и на улице никого не встретишь.

— И как в Узбекистане с хоккеем?
— Дети там очень сильные, с ними нужно работать и работать, но опять мы уперлись в управленцев, которые думают, что если заменить старшим ребятам документы на младший возраст, можно заполнить пробелы. Лично для меня это было классным экспериментом — испытал новые чувства.

— Вернемся к Казахстану. Как ты считаешь, почему воспитанникам отечественного хоккея с шайбой все меньше предоставляют возможности выступать за «Барыс» и другие местные клубы?
— Из года в год нам говорят: «Мы еще не воспитали достойных спортсменов...». Но это же абсурд. И такое происходит не только в хоккее, но и в футболе! Если брать конкретно «Барыс»: клубу 21 год — и за 20 лет они не воспитали ни одного хоккеиста! Тогда для чего вкладываются огромнейшие деньги в базовый клуб национальной сборной Казахстана?! У нас полно талантов, в них просто не хотят вкладывать. Проще привезти готовых хоккеистов, чем возиться со своими. А сколько молодежи просто уехали за пределы страны! Потому что там, куда они уехали, у них есть шанс пробиться. В Казахстане, к сожалению, — нет.

— По твоему мнению, почему в чемпионате Казахстана много второсортных легионеров?
— Это вопрос к менеджерам клубов. Не будем забывать, что половина играет на откатах.

— А известны ли тебе механизмы этих самых откатов?
— Системы откатов примерно такие: директор вызывает игрока (в зависимости от значимости) перед подписанием контракта и называет ему сумму, которую каждый месяц он должен заносить в кабинет. Я об этом узнал уже в то время, когда работал в Алматы.

— На твой взгляд, каковы вообще перспективы казахстанского хоккея в обозримом будущем? Ждать ли чего-то хорошего?
— Дело не в хоккее, дело в головах людей. Я, например, не ставлю себе задачи воспитать только хоккеиста — мы воспитываем людей, в первую очередь. Если они во взрослой жизни станут профессионалами вне зависимости от рода деятельности, я получу намного больше удовольствия от этого. Будущее казахстанского хоккея лежит на нынешних управленцах.

— Были у тебя предложения вернуться работать в Казахстан?
— Предложения по поводу работы поступают часто, но сейчас я их не рассматриваю. Интересен только прогресс, только саморазвитие, возможность влиять на судьбы, а деньги — не цель.



Читают так же

Вопрос ответ

все вопросы

Опрос

  • Читаете ли вы газеты?

Архив

Показать все за период:

Написать нам

Напишите нам

Прикрепить файл

Введите код

CAPTCHA