Спектр
  • :
  • USD 378.87 -0.03
  • RUB 5.87 0.00
  • EUR 422.4 -0.34

Жазид-ага: Алаш, полигон, жизнь.

23 Февраля 2017
Просмотров: 977
Жазид-ага: Алаш, полигон, жизнь.
Интервью с этим взрослым, уважаемым человеком, сумевшем сохранить остроумие и бодрость, мне надолго запомнится. Когда слушаю истории таких людей, а слушать их интересно, становится тоскливо от того, что когда-нибудь и из моего поколения останутся единицы, которые будут рассказывать о подвигах нашей общей молодости, в то время как абсолютное большинство этих истории уже никогда не подтвердят и не дополнят эти легенды. А ведь мы не ценим эти единицы, но столько можем узнать и учесть из того, что повторно лучше не совершать. Общение со взрослыми, будучи молодым, помогает приобрести мудрость в ранние годы.

На протяжении всего интервью Жазид Мушраб будет перелистывать альбом, показывая мне здания Семипалатинска 20 века, с большим трепетом и второпях рассказывать о прошлом, вспоминать, постоянно оглядываясь в окно, которое было справа от меня и напротив стола, за которым мы сидели…

 - Ваш отец достаточно известный человек своего времени. Вы посвятили ему огромный и хороший труд. Конечно, влияние отца никогда не оставляет сына, и влияние вашего отца, уверен, не оставляет вас и по сей день. Сын всегда видит образ отца, если сам не становится этим образом. Что вы могли бы рассказать нам о своём отце?

 - Мой отец, Баядил Машраб, учился в русской школе. Мой дедушка был мулла, подготовил отца и отправил учиться в русскую школу. Учёба была платной, денег не хватало и он нанимается в больницу дворником, так живёт 3 года, хорошо изучил русский язык. Узнал город, сдружился с местными казахами. Потом уезжает на поезде через Новосибирск в город Омск, встретив русского мужчину с бородой, который предлагал ему работу. Отец спросил, куда? Тот ответил, что во Владивосток. Отец согласился и работал там 2-3 года. Это был 1912 год. Изучив русский язык ещё лучше, он приезжает обратно в город и заберёт брата и тётю в Павлодар. Там он работает во Владимирской угольной шахтебригадиром.

 Семипалатинск – это город Алаш

 - Через 2-3 года он возвращается в Семипалатинск, и отцу говорят, что его брат купил хороший дом. Отец заезжает к брату, его встречают и брат просит зайти в комнату, дом был 4-комнатным, а там сидят 10-15 казахов в костюмах. Он сразу понравился им, они начали общаться, знакомиться, потом выяснилось, что это Жусипбек Аймауытов, Иса Байзаков, и другие знатные люди, адвокаты, педагоги, все грамотные казахи.

 - То есть ваш отец был связан с партией Алаш? ЖусипбекАймауытов имеет прямое отношение к партии степных интеллигентов.

 - В это время и создавалось движение Алаш. Приезжает ЖакыпАкбаев, он окончил Петербургский юридический институт и взял моего отца под своё покровительство. Там мой отец познакомился и с АлимханомЕрмековым, он наш далёкий родственник кстати. И после встречи было решено, что он будет создавать Алашскую милицию, и займётся ружьями, саблями. Упорно работая около года, они создают Алаш-Ординское государство. Они желали быть вместе с Российской Империей, но короне это было невыгодно. Спустя несколько лет начинаются расстрелы всех, даже тех, кто состоял в алашской милиции, куда вступил мой отец. Он успел скрыться в ауле, так как там и отдыхал. Дело в том, что Лениным было дано указание не трогать бывшихалаш-ординцев, но уговор был нарушен. Он профессиональный рабочий, никто его сажать всё равно не хотел.

 - Да, кстати, ЖакыпАкбаев один из самых недооценённых алашевцев. Создать алашскую милицию в тех условиях, в которых оказался казахский народ, равносильно тому, как Троцкий создал красную армию, но неужели за вашими не охотились палачи КГБ?

 - Было. Потом, в 1926 году начинается Турксиб, а мой отец был специалистом в стройке железной дороги. Узнав об этом, он отправился туда – прошлые знакомые его позвали. Он работает и приходят товарищи из ГПО НКВД (КГБ), ему не по себе… оказывается, они искали 3 рабочих и руководство рекомендовали отца. В 1928 году начинаются конфискации, у казахов отбирают скот. Голод. Везде умирают казахи, поголовно. Он (отец) тогда милиционер. В тогда ещё Семипалатинске русские и татары живут хорошо, а казахи без скота нищенствовали. Хорошо тем, кто работал в школе, интернатах, дет.домах, и мой отец помогал некоторым казахам устроиться туда и выжить. Казахи прозвали его «Хозяин Семипалатинска» или «дядя Семипалатинск».

 Казахская полицейская история

 - В 1936 года, было убито 11 человек. Им отрубили голову. Преступление было совершено на месте торговли молока. С 11 часов ночи до 4 утра происходили убийства. Ушла жена – нету, пошёл муж за ней – нету, приходит мать – тоже убита. Из Алматы приехали органы КГБ – не могут найти. Вызывают 70 бандитов и старых авторитетов, разговаривают – не могут понять. Когда отец работал в милиции, он работалдом.управляющим… оказывается, в один из домов по очереди из России приехали 2 мужчин, отцу показалось это подозрительным. Решив проверить, всё ли хорошо, женщина, которая раньше встречала отца с едой и улыбкой, даже не впустила его за порог и вела себя напугано-странно. Отец немного присмотрелся и увидел, как кто-то там сидит. И когда произошли эти убийства, отец сразу вспомнил этот случай. И сказал следователем о своих подозрениях. Следователи вызвали эту женщину, и она всё им рассказала. Оказывается, эти мужчины приезжали из Новосибирска, её знакомые, и они успели уехать в Алмату. Но в Алмате их поймают с помощью таких же бандитов. Одному было 19 лет, а другому 40-45 лет. Они искали деньги и думали, что те, кто торговал молоком, имел их в избытке и золото тоже.

 - Полиция тогда была другой, но и история, конечно, жуткая, люди встречали милиционеров так гостеприимно.

 - Работая управдомом, с чем только отец не сталкивался. Его уважали жители, он часто узнавал и жителей, нужна ли им какая-либо помощь по дому. Милиция тогда действительно внушала уважение.

 Быть алашевцем – грех, но всё же подвиг

 - А вы когда узнали о его принадлежности к партии Алаш? Что он вам вообще рассказывал о них? И как осторожно он говорил вам это, ведь это было более чем опасно, за уважение к ним можно было и жизнь поплатиться.

 - В 1961 году он выходит на пенсию, и умирает в 1977 году, когда ему было 80 лет.Он никогда не говорил и не хотел говорить с кем-либо об Алаш-Орде. Это было запрещено. Я сам узнал, повзрослев, что он был алашевцем. Я приехал из армии в конце августа в 1956 году. Мама мне мясо сварила, мы чай пили. Мать всё убрала и ушла по своим делам. Кстати отец почему-то даже гостям не давал почётного места, как принято у казахов, а давал его мне, даже если гость был старше, а гости часто приходили к нему.

 - И как же вы узнали, раз он не говорил ничего?

 - Он очень меня любил, но про Алаш-Орду не говорил. Тогда к нам в гости пришёл председатель колхоза Ильяш Мукан, его колхоз был прям рядом с полигоном. Он мне и сказал про отца. Я был очень удивлён. Это были легендарные люди. Я хотел поговорить с отцом на эту тему, но он сказал: «Ты учитель, тебе не надо ничего знать об алаш-ординцах». Он хотел многое о них сказать, я думаю. Тогда его не терзали противоречия.

 Тернистый путь

 - Уверен, что на ваш путь легло также немало испытаний: война, послевоенное время и перестройка… что вы можете рассказать об этих тяжёлых временах?

 - Я окончил школу, и в 1954 году окончил институт. Когда началась война, мне было 12 лет. Война – это страшное дело. В начале войны всё государство покрылось очередями на продукты. Все стояли в очереди, и тот, кто не успел, мог остаться без еды. Это способствовало тому, что многие начала добывать пищу незаконно. Очень испортились мои друзья: кражи, драки за авторитет и власть. Окончилось всё тем, что они начали убивать друг друга. Им было по 12-14 лет. Плохое они поняли быстро и быстро плохое переняли, все взрослые ушли на фронт, кто-то умер при голоде и расстрелах, молодёжь была без воспитания, даже женщины испортились. Мой друг Касым окончил Среднеазиатский государственный университет, работал около года и политически критиковал власть Советов, а друг Байкен окончил КазГу в Алмате, работал 2-3 года, и тоже пошёл против власти. Отсидев 20 лет, он приехал и вскоре умер. Такой ужас был до 1950 года, всё было очень плохо. Но в 90-ых было хуже! В армии никто из моих друзей так и не отслужил, зато отслужил я.

 - Меня поражает то, что ребята 14 лет могли так хладнокровно убивать. Не могу представить, о чём вы думали, когда видели своих друзей в таком свете. Думаю, это было невыносимо. Что было после армии?

 - Приехав из армии, 6-7 месяцев я ходил без работы. Началась Целина, закрылись казахские школы, казахские газеты. Они были под давлением советов. Я остался без работы после всего этого. Я сразу написал в ЦК партии Казахстана, что казахские учителя бедствуют, люди с образованием из-за отсутствия благ вынуждены сдавать бутылки. Через неделю ко мне приехал какой-то товарищ на машине, сказал, что меня вызывает председатель облисполкома Касенов. Я пришёл, меня хорошо приняли, разговаривали. Они знали обо всех проблемах. Позвонив в 5 школу, меня поставили учителем вместо беременной женщины.

 - Как ваш отец, простой рабочий, воспринял то, что у вас возникли проблемы с работой?

 - Мой отец нервничал, что я был без работы. Он сходил в обком партии и просил за меня. Его очень уважали и сказали, что завтра в 9 часов утра мне найдут работу. Когда он вернулся, сказал об этом, я отказался. Я не хотел работать через отцовскую поддержку, я сказал, что сам хочу устроить жизнь. Он сказал мне, чтоб я отдохнул и старался никуда не выходить, потому что меня могут найти (смеётся). В русской школе, а на то время открытыми остались в основном только русские школы, появился предмет казахского языка и работал во 2 и 7 школе. Я вступил в партию, и спустя время, работая в обком партии инструктором по органам, курировал всё: суд, прокуратура, КГБ, милиция, горком и обком партию.

 Тайны полигона дают о себе знать

 - Вы ведь и полигон застали. Что Вы можете рассказать об этом злополучном месте? Как оно повлияло на вас и что Вас там ожидало?

 - Полигон был полон тайн. 4 диспансер, о котором почти ничего неизвестно. Там работала одна молодая красивая русская девушка, она зашла ко мне, мы разговаривали. Дело в том, что все они должны были быть мне подотчётны, но она не давала мне всю информацию. Я ей сказал, что представляю горком партию и хозяин здесь тоже я, поэтому она должна мне всё объяснить. Потом всё-таки она рассказала о своих обязанностях в 4 диспансере при лаборатории, о которой никто не знал, лаборатория была в самой больнице. Я ходил туда 2-3 раза… в лошадь одного старика кто-то стрелял, это были солдаты. Старик рассказал мне об этой проблеме. Я съездил в части, солдат было много, тысячи. Невозможно было понять, кто стрелял. В конце концов, всё решили на том, что старику надо вернуть то, что взяли и отдали ему 2 лошади.

 - А второй раз?

 - Второй раз… там был магазин, солдат напился и побил чабана. По жалобе я приехал. Я ехал туда-сюда, и сейчас я инвалид, поэтому никто и не хотел курировать полигон, я тогда вызвался сам. Солдата, кстати, того так и не нашли. 4 диспансер не нёс мне отчёт, там что-то делал завхоз, похожий на какого-то полковника, работники были подозрительны, даже уборщицы не были похожи на уборщиц: у всех был другой вид, как и зарплата, которая очень отличалась от нашей. Все были из Москвы.

Позже, я устроился обратно в школу и оттуда ушёл на пенсию. У меня, как у Штирлица, был документ, который никто не должен был проверять, но должны были сразу подчиняться (смеётся).

 Наследие, память и время

 - А что касательно вашей семьи? После чего вы решили стать семьянином?

 - Я завёл семью в 1959 году, поздно. До этого, у меня был только студенческий костюм, я везде успел поработать и сам знал, как мне устроить жизнь, а после горкома жил «на полную катушку» (смеётся).

 - С чего и как вы решили писать труды, посвященные историческому наследию?

 - Я искал места, о которых говорил отец, и долго не мог найти Владимирскую шахту, из-за этого часто уезжал в Павлодар. Возвращаясь домой, я разговорился в автобусе с одним товарищем, сказал, что не могу найти эту шахту, а он мне предложил позвонить в музей. Приехал, так и сделал… и нашёл. Я искал эти места для того, чтобы написать книгу об отце. Ходил в суды, департаменты, собирал всевозможные документы.

 Сейчас я работаю над памятью отца, пишу книги. Мне присылали письма: президент Нурсултан Назарбаев и Олжас Сулейменов; генеральная прокуратура и комитет национальный безопасности; генерал Шабдарбаев; конституционный суд и министерство культуры; бывшие акимы тоже писали.

 Отец оставил воспоминания... Знатные люди ШайхыМусатайулы, внук Таттимбета, ИсаБайзаков, гениальный импровизатор и очень острословный поэт, ШакирАбенов, давший бата Нурсултану Назарбаеву и Макен-апа, дочь Турагула, сына Абая, были частыми гостями у нас дома, как и КажымуканМунайтпасов.

 - А почему Ваши друзья не любили советскую власть?

 Они не любили советскую власть, потому что у нас не было детства. Правда, в 1991 году было хуже, чем в военное время. Сам я очень любил советскую власть… Ленин меня учил, бесплатно лечил, давал образование, сделал меня хозяином своей судьбы. Я кушал этот хлеб, воду… это моя родина. Пусть я запомнил Советский союз очередью на хлеб и в нём были проблемы, но в свой колодец не хорошо плевать. У вашего поколения – другой путь, у вас уже другая родина и вам решать будущее.

 - Как вам удаётся сохранить бодрость духа в ваши годы? В чём ваш секрет?

 - Мне по документам 85, а на самом деле 88 лет. Сохранить бодрость в мои годы – большое дело. Нужно заниматься своим делом, а не своего – не касаться. Не нужно пить и курить, это многое отнимает, хотя кажется незаметным. Я пил и курил. Курить я бросил в 65 лет, а выпивать бросил после армии в 1956. Не обманывай, нужно чтобы внутри было чисто. А если ты обманываешь, всегда будет чувство, что правда стоит рядом и наблюдает за тобой. В конце концов, ложь сама убивает, ведь ты перестаёшь чувствовать себя, как человека. Нужно говорить правду, если потребуется – матом, я по темпераменту – холерик. Открыто говорить приятно, так меня воспитал отец – вольно. Нужно пить кумыс и уважать девушек (смеётся). Нужно трудиться – это самое главное!

 - Что вы скажете про независимость Казахстана?

 Мечта Алаш-Ординцев исполнилась.

 Автор: Айдахар Тельманов



Читают так же

Вопрос ответ

все вопросы

Как вывезти икону из РК?

- У меня от прабабушки осталась старинная икона. Хотела взять ее с собой в Россию. Объясните, где и как получить разрешение на вывоз?
 Светлана Ивановна
11.04.2019

Не пора ли к делу перейти?

— Когда же начнется строительство ТЭЦ‑3? Одни обещания и разговоры. Не пора ли перейти к делу? Ведь у ТЭЦ окупаемость будет высокая, и не будем мучиться от такого теплопункта, как возле 9 школы. 
(аб. 87#######85)
11.04.2019

Хотим усыновить ребёнка

— Хотели с мужем усыновить ребенка из детского дома. Какие документы для этого нужны и куда обратиться? 
Л. Загитова
11.04.2019

Павильон перенесли

- Здравствуйте, скажите, кто дал право убрать с места остановку «Спартак» по ул. Гагарина, есть ли разрешение? Если есть, кто разрешил, кто дал разрешение тем людям открыть СТО, где стоит остановка. Нельзя ли поставить обратно, или напротив магазина «Байыр». Вот убрали остановку с места,...
05.01.2019

Чеков не дают, но должны

- Почему в нотариальных конторах не выдают чеки по нотариальным сделкам? И должны ли они выдавать их? А если не должны, то почему?
 Наталья
18.12.2018

Опрос

  • Читаете ли вы газеты?

Архив

Показать все за период:

Написать нам

Напишите нам

Прикрепить файл

Введите код

CAPTCHA