Спектр
  • :

Битва за эфир. Великая Отечественная война шла не только на полях сражений, но и в радиоэфире

24 Июля 2021
Просмотров: 464
Битва за эфир. Великая Отечественная война шла не только на полях сражений, но и в радиоэфире

За годы войны и советская, и немецкая разведки провели не один десяток радиоигр, стараясь не только выведать истинные замыслы противника, но и подсунуть ему заведомо ложную, но убедительную информацию о своих собственных планах.



Забегая вперед, отметим, что в этом сложнейшем интеллектуальном поединке победу одержали советские разведчики. Об одном из них – Александре Демьянове – и пойдет ниже речь.

В 1975 году в СССР вышел 5-серийный художественный телефильм «Вариант «Омега». Основные события в картине разворачиваются в оккупированном Таллине, куда весной 1942 года приезжает ас немецкой разведки барон Георг фон Шлоссер. По личному приказу начальника абвера адмирала Канариса Шлоссер должен был создать постоянный канал для продвижения стратегической дезинформации в Москву, непосредственно в Ставку Верховного Главнокомандования. С этой целью барон отбирает в немецких разведшколах курсантов из числа бывших советских военнослужащих и забрасывает их за линию фронта. Расчет Шлоссера заключается в следующем. Оказавшись в тылу Красной Армии, бывшие советские офицеры, мечтавшие вернуться к своим, тут же сдадутся советским властям и на допросах в НКВД подробно расскажут о таллиннской разведшколе и о том, что к ним приехал из Берлина матерый немецкий разведчик, личный друг адмирала Канариса барон Георг фон Шлоссер. Советская разведка, разумеется, этим заинтересуется и, чтобы выяснить истинные намерения Шлоссера, отправит в Таллин своего человека. Задача Шлоссера – вычислить советского агента и склонить его к работе на Германию, чтобы регулярно подбрасывать Москве искусно сфабрикованную «дезу».

Как мы знаем, хитроумный план барона полностью провалился. Да и сам барон в финале картины оказался, по сути, на грани провала. Переиграл немецкого аса советский разведчик Сергей Скорин, роль которого в телефильме исполнил Олег Даль. Так вот, прототипом киношного Скорина и стал сотрудник советской разведки капитан госбезопасности Александр Демьянов.

СРЕДИ МОСКОВСКОЙ БОГЕМЫ

Детство будущего разведчика прошло в Петербурге, а также за границей, в основном, в Германии. Именно там юный Александр в совершенстве освоил немецкий язык, что и повлияло на его дальнейшую судьбу и карьеру. А, кроме того, еще в детские годы Демьянов обнаружил явную склонность к технике: он с удовольствием копался в различных приборах, разбирал и собирал радиоприемники, фотоаппараты и прочие гаджеты, как любят сейчас говорить.

Неудивительно, что выбор профессии не составил для молодого человека большого труда. Окончив школу, Александр Демьянов поступил в один из ленинградских институтов на специальность инженер-радиотехник. Еще во время учебы способного парня с благородными манерами, отличным знанием европейских языков и явными техническими способностями заметили сотрудники НКВД. Так началась карьера Александра Демьянова на ниве разведки. В середине 30-ых годов прошлого века ему присвоили оперативный псевдоним Гейне.

Первое серьезное задание агента Гейне – стать своим человеком в богемной тусовке Москвы. Для этого его перевезли в столицу и устроили электриком на Киностудию «Мосфильм». Будучи обаятельным человеком, Александр Демьянов, быстро завел массу интересных знакомств и весьма органично вписался в театрально-киношный мир столицы.

Расчет оказался верным. Вскоре молодым человеком заинтересовались сотрудники абвера, которые под видом дипломатов и журналистов активно крутились в артистическом мире Москвы, стараясь завести полезные знакомства и связи. А Демьянов умело подогревал интерес немецкой разведки к своей персоне. В результате немцы посчитали его перспективным агентом и сделали ставку на долговременное сотрудничество. И действительно, «сотрудничество» Александра Демьянова с абвером продолжалось несколько лет, а в годы войны именно Гейне превратился в одну из ключевых фигур в радиоиграх, которые советские спецслужбы вели с немецкой разведкой. И первой такой игрой стала операция «Монастырь».

ИГРА С «ПРЕСТОЛОМ»

В феврале 1942 года в районе Гжатска (ныне город Гагарин Смоленской области) Демьянов перешел линию фронта и сдался немцам. Очевидцы вспоминали, насколько рискованным оказался этот переход: Александр Демьянов чуть было не подорвался на минных заграждениях, которые буквально накануне устроили советские саперы. Только чудом удалось избежать нелепой смерти от своей же мины…

Но главные трудности ждали Демьянова впереди. Как и следовало ожидать, поначалу немцы крайне настороженно отнеслись к появлению советского перебежчика. В течение нескольких дней подвергали его изощренным допросам и даже имитировали расстрел. Однако Гейне упорно повторял свою легенду. Дескать, в Москве существует подпольная церковно-монархическая организация «Престол». Базируется она на территории Новодевичьего монастыря. Ее члены лояльно настроены по отношению к Третьему рейху, а значит, их можно использовать в качестве пятой колонны для дестабилизации советского тыла. Но членам антибольшевистского подполья позарез нужны оружие и взрывчатка, а еще – постоянный канал связи с немецкой разведкой. С этой целью его, бывшего дворянина Александра Демьянова, и отправили за линию фронта – искать контакты с немецкими спецслужбами.

В конце концов, благодаря досконально продуманной легенде и личному обаянию Демьянова немцы клюнули на приманку. Его отправили в разведшколу абвера и после спецподготовки, присвоив оперативный псевдоним Макс, забросили в советский тыл с заданием активизировать монархическое подполье и организовывать диверсии на объектах промышленности и транспорта. Немцы явно возлагали на антисоветское подполье большие надежды и пообещали оказывать «Престолу» активную помощь деньгами и оружием.

И действительно, уже в апреле 1942 года по адресам, которые указал в своих сообщениях Макс, явились первые посланцы абвера. Разумеется, все эти явки были заранее согласованы с советской контрразведкой. Неудивительно, что немецкие агенты (более двух десятков человек) были арестованы. У немцев изъяли в общей сложности два миллиона рублей, десяток радиостанций, оружие и большое количество поддельных документов.

Тем временем Макс регулярно отправлял в Берлин сообщения о том, как активно работает в СССР липовая монархическая организация. Например, в сентябре 1942 года под Горьким боевики «Престола» якобы устроили теракт на железной дороге. На самом деле никакого теракта не произошло – просто случилась банальная авария, не имевшая никаких серьезных последствий. А буквально через месяц Макс передал в Берлин сообщение о взрыве на авиационном заводе в Сибири, который якобы учинили все те же члены антисоветского подполья. А чтобы у немцев не осталось никаких сомнений в правдивости этой информации, по согласованию с советской контрразведкой в газете «Правда» была напечатана заметка о взрыве в цеху одного из авиазаводов в Сибири. В действительности никакого отношения к этому событию монархисты не имели. Просто на заводе проводилась реконструкция, и для того, чтобы расчистить место для строительства нового корпуса, пришлось снести старое здание.

Между тем, доверие немцев к своему агенту Максу росло с каждым месяцем. Особенно когда Макс сообщил о том, что он переведен на службу в Генеральный штаб РККА и получил доступ к информации стратегического характера. В абвере никому и в голову не могло прийти, что вся эта стратегическая информация искусно сфабрикована советскими спецслужбами. А чтобы исключить любые эксцессы, Александра Демьянова действительно устроили на работу в Генштаб – по ходатайству руководства НКВД на должность офицера связи. Так что немцы, получая сообщения от своего агента Макса, всерьез полагали, что имеют дело с хорошо информированным источником в высшем военном руководстве СССР.

«ДЕЗУ» – НА ПОТОК!

Сколько всего липовых сообщений Александр Демьянов передал своим берлинским «начальникам» – точно не известно. Большой массив информации по этой теме по-прежнему засекречен. Известно, однако, что на протяжении всей войны противнику регулярно подбрасывалась «деза», причем настолько качественная, что немцы принимали ее за чистую монету и велись, как школьники.

Например, 4 ноября 1942 года Макс, ссылаясь на информированные источники в Генштабе, сообщил, что Красная Армия через десять дней перейдет в наступление на Западном фронте, в районе Ржева. Это направление, дескать, и станет главным в зимней кампании 1942–1943 годов. О том, что Москва специально подбросила немцам «дезу», чтобы скрыть свои истинные планы, даже в советском Генштабе знали буквально единицы. Командующий Западным фронтом генерал армии Георгий Жуков, например, не был посвящен в эти планы. Будучи абсолютно уверенным, что именно на его участке фронта решается судьба страны, Жуков упорно гнал войска вперед, не считаясь с потерями. В результате проведенная под его чутким руководством операция «Марс» закончилась ничем. Однако у немцев создалась иллюзия того, что именно на западном направлении Красная Армия собирается проводить свои главные наступательные операции. Неслучайно под Ржевом противник сумел создать мощную оборону и отразил наступление советских войск. А вот контрнаступление Красной Армии под Сталинградом стало для врага полной неожиданностью. Немецкая разведка так и не сумела разгадать истинные замыслы советского командования.

Мощная кампания по дезинформации противника была проведена советской разведкой весной 1943 года. Раздобыв сведения о том, что свой главный удар немцы готовят под Курском, советские спецслужбы сделали все, чтобы противник не внес в планы летней кампании никаких корректив. Так, при участии Александра Демьянова в Берлин ушло несколько донесений о том, что на Курском выступе сконцентрировано огромное количество советских войск. Для немцев это стало последним доводом в пользу того, чтобы начать летнее наступление 1943 года именно на Курском направлении, дабы окружить советскую группировку и уничтожить ее. На самом деле численность советских войск под Курском была сильно завышена. Зато на Орловском и Белгородском направлениях Красная Армия действительно создала мощную оборону, истинных масштабов которой противник до последнего момента даже не представлял. В результате немцы, начав наступление 5 июля, уже через неделю полностью выдохлись и были вынуждены сами перейти к обороне.

 Зимой 1944 года во время боев на Правобережной Украине наши спецслужбы подбросили противнику дезинформацию о том, что в районе Корсунь-Шевченковского советские войска не намерены предпринимать серьезных наступательных операций. Немцы, поверив, приостановили, начавшееся было контрнаступление. Тем самым советское командование получило возможность перебросить на этот участок фронта дополнительные силы и стремительным броском замкнуть кольцо окружения. Тогда в «котле» под Корсунь-Шевченковском оказались десять немецких дивизий. Все они были уничтожены.

Но, пожалуй, самой масштабной радиоигрой времен Великой Отечественной стала операция «Березино». В ней Александр Демьянов сыграл ключевую роль.

МОМЕНТ ИСТИНЫ, ИЛИ В АВГУСТЕ 1944 ГОДА

Река Березина получила широкую известность благодаря Отечественной войне 1812 года: именно там была окончательно разгромлена «непобедимая» армия Наполеона, а сам французский император только чудом избежал позорного плена. И вот спустя 132 года эти места снова стали ареной напряженного противостояния – на сей раз между советскими и германскими спецслужбами. События разворачивались следующим образом.

В августе 1944 года, после разгрома немецких войск в Белоруссии в ходе операции «Багратион», Красная Армия развернула стремительное наступление на запад и вышла к Висле. До германской столицы оставалось по прямой всего 500 км. При этом в тылу Красной Армии, в белорусских лесах, осталось немало солдат и офицеров вермахта. Серьезной опасности эти разрозненные группы немцев не представляли и были довольно быстро ликвидированы частями НКВД СССР при поддержке белорусских партизан. Однако тот факт, что в тылу советских войск какое-то время действительно блуждали остатки гитлеровских армий, руководство советской разведки решило использовать в своих далеко идущих интересах. Так родился план операции «Березино», получивший одобрение Сталина и Берии.

Согласно этому плану в районе реки Березина якобы сосредоточилась большая группа немецких военнослужащих, пытавшихся пробиться через линию фронта. Командовал ими подполковник Герхард Шерхорн. Это, пожалуй, единственный реальный персонаж во всей задуманной мистификации. Герхард Шерхорн – бывший командир полка, взятый в плен во время операции «Багратион» и находившийся в лагере для военнопленных. Специальным самолетом Шерхорна доставили в район Березины, где он и находился в течение нескольких месяцев под бдительным присмотром офицеров НКВД, в совершенстве владевших немецким языком.

Кроме того, в том же районе была устроена база окруженной немецкой части: вырыты землянки, установлены заграждения и даже обустроен полевой аэродром для приема транспортных самолетов. Когда все приготовления были закончены, Александр Демьянов передал в Берлин сообщение о том, что в белорусских лесах сосредоточено большое число солдат и офицеров вермахта, которых вполне можно использовать для диверсий в советском тылу. Абвер заинтересовался информацией и попросил Макса собрать более подробную информацию о численности этих соединений и их боевом потенциале.

Через неделю Макс сообщил в Берлин о том, что, по его сведениям, общая численность немцев в районе Березины достигает нескольких тысяч человек. Все они готовы выполнить любое задание родины и фюрера, но дело осложняется большим количеством раненых и проблемами с оружием и боеприпасами.

В Берлине это известие встретили с плохо скрываемой радостью. В конце войны фрицы хватались за любую возможность, которая, по их мнению, могла бы хоть как-то повлиять на ход военной кампании. Неудивительно, что уже в ночь на 16 сентября 1944 года, в районе озера Песочное в Минской области, приземлились на парашютах первые посланцы абвера, чтобы наладить прямые контакты с Шерхорном и его людьми. Посланцев встретили и отвели в «штаб части», где представили Шерхорну и подробно рассказали о боевом потенциале «окруженцев». Спектакль был разыгран настолько натурально, что никто из немцев ничего не заподозрил.

Вскоре абвер забросил в советский тыл еще двух агентов. Затем транспортные самолеты Люфтваффе доставили «окруженцам» 8 радиостанций и оружие. А еще через неделю в советский тыл были заброшены восемь офицеров дивизии «Бранденбург» – элитной диверсионно-разведывательной воинской части. Разумеется, все они угодили в руки смершевцев.

Операция «Березино» продолжалась вплоть до мая 1945 года. Советские войска штурмовали Берлин, а немцы все еще лелеяли надежду, что отряд Шерхорна сумеет с помощью диверсий в советском тылу как-то повлиять на обстановку на фронте. И только после войны, когда были рассекречены некоторые советские архивные документы, немцы с удивлением узнали о том, что никакой воинской части под командованием подполковника Шерхорна в белорусских лесах никогда не было, а все это – результат радиоигры, умело проведенной советским разведчиком Александром Демьяновым.

Как видим, то, что не удалось киношному барону фон Шлоссеру, в реальности сделали Александр Демьянов и его коллеги по разведывательному ремеслу. Их вклад в Великую Победу бесценен.


 Сергей ХОЛОДОВ

ФОТО: WIKIPEDIA.ORG

 




Вопрос ответ

все вопросы

Опрос

  • Читаете ли вы газеты?

Архив

Показать все за период:

Написать нам

Напишите нам

Прикрепить файл

Введите код

CAPTCHA